Jump to content

Recommended Posts

 

 Джек это все сказал мне набегу по памяти. Так что если чё не поняла приношу извинения. 

 

 

 

 

Эрика, всё понятно, спасибо за объяснения.

Кстати, переделок слов типа "низзззя"  ща(сейчас) оч (очень) много.

Напр: чёнить, т.е. чего-нибудь, или мобуть, т.е. может быть, хотса, т.е хочется, и т.д. :)

С уважением. вландимир.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ

Утром  появился Энди, и я сообщил ему, что до конца недели буду заниматься клинком, и включил  печь для термообработки. Нужно было ждать, пока температура стабилизируется на уровне 1500 градусов Фарренгейта. Позже я положу клинок в печь, предварительно завернув его в жаростойкую нержавеющую фольгу, чтобы предупредить попадание кислорода на шлифованную поверхность, иначе могут появиться «раковины».

Кроме того, при закалке в масле поверхность может заворониться, и тогда очень трудно удалить с поверхности изделия ненужный черный цвет

Через какое-то время я подниму температуру до 1800 градусов F. А пока я занялся подготовкой масла для закалки. Некоторые мастера считают, что нужно особое масло, чтобы получить хорошее качество закалки, но я думаю, что это не так. Масло здесь- не химический компонент. Масло – это температурная среда, и поэтому я использую простое отработанное машинное масло, которого в избытке в разных гаражах.

Мне приходилось закаливать клинки в имитационной среде, как, например, 440 С я закаливал в мелком песке, смешанном с водой, и получал прекрасные результаты. Но здесь предпочитаю не рекомендовать настойчиво. Об этой операции я все-таки не все знаю.

Клинок Мерси даггера не должен быть тверже, чем 50  RC, то есть единиц по Рокуэллу. 45 RC   - тоже неплохо. Рикассо может быть 35 RC.

Другое дело- хвостовик. Он в закалке почти не нуждается.

Вообще-то о закалке рассказывают много мистических глупостей. Вдруг Энди спросил у меня: « Правда, что в древнем Риме особо дорогие клинки закаливали в печени раба ?». Я оставил его вопрос без внимания. Тогда он спросил: « А как закаляли свои мечи викинги?»

«Не знаю, думаю, что так же как и мы».

 «Значит,- сказал Энди,- то, что они садились на коней, брали в руки горячий клинок и мчались навстречу струям воздуха, это неправда ?»

Я спросил: « И что же происходило с мечем тогда ?».

«Ну, естественно, в воздухе есть влага…» Но я перебил его: «Наверное, они так делали, когда хотели развеселить своих потомков. А мне пора закаливать клинок в моей печи. И вместо печени раба, придется погрузить его в простое машинное масло». Что я и сделал чуть позже, положив клинок в остывающую печь еще на 15 минут при температуре 200 F. До четырех часов у меня еще оставалась  масса времени. Я присел отдохнуть, и у меня возникли некоторые мысли о шкале исторических антикварных ценностей, а также и других объектах искусства, мастерства и археологии.

Сколько стоит кусок холста, одна четверть фунта масляных красок ? Почти нисколько. Но картина безухого художника « Подсолнухи» первый раз была продана за 37 миллионов долларов. Почтовая марка, выпущенная в 1857 году, стоит  очень много денег. А ведь это – клочок бумаги. Бейсбольные карты, редкие монеты, старые очки, зубные протезы президента Вашингтона. Все это имеет определенную ценность. Складной нож, сработанный мастером Роном Лейком, стоит 20,000 долларов. В магазине такой же нож с конвейера  стоит 10. Дело в том, что , хотя ножей на свете много, но второго такого Рона Лейка нет.

Начало 18 века. Франция. В помещении суда, в маленьком городке рассматривается  уголовное дело. На скамье - небритый человек в разорванной рубахе.  Два дня назад он, пьяный, зарезал свою любовницу кухонным ножом. Вещественное доказательство – нож – лежит перед судьей на столе.  В дверях появляется жена подсудимого, она даже не смотрит на своего мужа.

 « Ваша Честь,- обращается она к судье,- у меня трое детей. Единственный мой кухонный нож лежит перед вами. Я не могу приготовить еду моим детям, отрезать себе кусок сыра или хлеба».

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

Судья обращается к стражнику: « Передайте ей нож, пусть покормит детей, и вернет его. Суд вынесет приговор в полдень ».

Сколько может стоит старый ржавый нож ? 5 франков ? 10 ? Но продавец хочет за него 800. Ничего удивительного. Этот нож может быть свидетелем событий того времени, нравов, даже быть орудием убийства. А это – история людей.

«Излишества стоят дороже вещей»,- написал Дюма в романе «Граф Монте-Кристо».Часы могли стоить в те времена 15 франков, а брелоки с цепочкой – 300 франков. Это совсем не парадокс. Французский философ Франсуа Ларошфуко говорил, что серебряные пряжки на башмаках, позолоченная шпага, шелковая рубашка с большим расшитым воротником, нужна их хозяину, чтобы продемонстрировать окружающим, сколько рук он в состоянии заставить работать на себя.

Здесь, следовательно, возникает определенный порядок цен. Сегодня шкала ценностей почти не изменилась.

Хороший нож, сделанный известным мастером – это , во-первых, предмет гордости для мужчины, а , значит, и хорошее капиталовложение. Соответствует гордости и цена. А, кроме того, этот нож может оказаться объектом мастерства и искусства. И тогда он станет раритетом, и цена его умножится.

Но Энди, видимо, думал совсем о другом, он вдруг сказал: «Джеймс, вы же прекрасно понимаете, что в хорошо сработанный нож может поселиться дух. Естественно это не относится ко всем ножам подряд. Может ли это дополнительно увеличить его цену ?»

За все время моей практики я слышал два или три таких заявления. И правда, кельтские бронзовые ножи были очень антропорморфичны*.  Их очертания и вид довольно конкретно говорят об этом.

- Мне не известны эти подробности, Энди.                                                                                       

-Редкий вид помешательства,- подумал я.                                                                             

-Энди, вы думаете, что этот дух поселится именно в этот нож ?                                              

-Это все зависит от меня и от того, какие услуги окажет мне Мерси даггер, - сказал Энди.                                                                                                                                       

Да, с этим не поспоришь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

День девятый

 

Мы, как всегда, начали в 8 часов. Мне нужно было удлинить хвостовик клинка на 3 дюйма. Для этого я взял материал толщиной четверть дюйма и на гибкой пиле отпил брусок шириною также четверть дюйма. Получилась заготовка  1/4  на 1/4     , длина ее была три с половиной дюйма. Одну сторону я проточил на токарном станке до диаметра четыре миллиметра и длиной на один дюйм. Другой конец отфрезеровал ступенькой, чтобы толщина ее было одна восьмая дюйма, а длина полдюйма.

Потом я взял клинок, и при помощи газового баллона отпустил хвостовик клинка на длину примерно в один дюйм, чтобы металл стал мягче. После этого я то же самое сделал с хвостовиком. Затем совместил хвостовик с бруском, и у меня получился хвостовик длиной 5 дюймов- то, что и требовалось.

Эта процедура с выпиливанием ступенек нужна было для того, чтобы удлинить спаеваемую поверхность двух деталей, после чего осталось пропаять серебром  место стыковки.

Я нагрел докрасна газовой горелкой стыкованную часть, посыпал ее бурой и пропаял ее тонкой серебряной проволокой. Спаянные серебром две детали по крепости соединения не уступают монолиту. После этого на круглой части хвостовика я нарезал плашкой резьбу М4. Пятидюймовый хвостовик готов. Естественно, нужно обработать квадрат хвостовика вчистую напильником, проверить сечение квадрата микрометром, здесь нужна точность. Этот хвостовик должен идеально войти в отверстие гарды.  

Вся эта операции с искусственным удлинением хвостовика мне понадобилась только потому, что у единственного и на редкость красивого куска нержавеющей стали, который понравился Энди, не хватало 3 дюймов длинны.  Иначе я поступил бы, как я поступал  всегда – и хвостовик и лезвие сделал бы из целикового куска. Надо сказать, что заготовка из нержавеющей  стали толщиной  три восьмых, шириной 1 и длиной 14 дюймов- это редкость,  особенно, если на ней есть элементы Дамасской технологии.

Всю эту работу я делал, не спеша, и на нее ушел почти весь день.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продожим:

 

День десятый

Сегодня и последующие девять дней я буду заниматься тем, что я называю «косметикой». Эти процессы я не буду описывать, потому что я не хочу утомлять читателей.  А  также замечу, что эта монотонная работа плохо поддается описанию. Кроме того, у каждого мастера, даже начинающего, может быть и своя методика. Тем не менее, весь день сегодня я буду готовить инструменты для последующих 9 дней. Сегодня я приготовлю абразивный инструмент разной зернистости, изготовленный из наждачной бумаги, которая по-английски называется «Emery Cloth».

Для этого нужны отшлифованные металлические пластинки размером один на шесть дюймов и толщиной в одну восьмую дюйма. Кстати, одна восьмая равна 3 мм. Затем надо нарезать кусочки наждачной бумаги разной зернистости и такого же размера, как шлифованные пластинки.  Зернистость должна быть последовательно приблизительно  180, 240, 320, 480 и 600 грит.

Для информации: шлифовка поверхности, которую принято называть Satin Finish, это 480 грит. Так вот – шлифовка поверхности даггера должна быть чуть выше «сатина». Все, что выше 600 грит – это уже полировка, и она не особенно требуется для даггера. Металлические пластинки надо смазать силиконовым клеем и аккуратно наклеить на них различную наждачную бумагу. Все, что выходит за пределы пластинки, аккуратно обрезать, и ваш инструмент готов.

 Таких пластинок, если вы захотите использовать мой метод, вам потребуется около 20. Это довольно много, поэтому, если нет металла, можно использовать пластинки из плексигласа, бакелита, микарты, или вообще любой пластмассы, кроме винипласта, т.к. он слишком мягок.

У меня этих пластинок в запасе всегда более 20. После каждой работы я очищаю их от остатков абразива и от клея и сохраняю до следующего раза.

Оставшиеся 9 дней я буду работать этими пластинками.

Моим следующим, необходимым для отделки инструментом, будет бейдер- машина. Это – абразивная лента 72 х 2 дюйма, которая приводится в движение электромотором и проходит через систему роликов разного диаметра. Абразивная лента тоже имеет различную зернистость. Эта машина дает возможность полировать выпуклости и  труднодоступные внутренние радиусы. Еще понадобится ручной инструмент со шпинделем, вращающимся 30-35 тысяч оборотов в минуту. Здесь очень хорошо помогут абразивные насадки три восьмых дюйма диаметром, по возможности, компании «Gratex» на резиновой основе. С этим инструментом мне придется работать до окончания проекта.  Все последующие девять дней Энди являлся ко мне в разное время.

Как-то раз он заявил мне, что испортил отношения с кузиной и переехал в какой-то отель.                                                                                                                                     

- А что произошло ? –полюбопытствовал я.                                                                                        

-Кузина сказала мне, что я прагматик, маргинал и что я забыл, когда я последний раз был в церкви.

Энди был атеистом и религией интересовался поверхностно. Правда, говорил, что  неплохо знал Коран. Когда-то в детстве он жил в Иране, и недалеко от их дома была большая мечеть.                                                                              

- Ну а как насчет Торы или Библии?- спросил я.                                                                            

- Нет времени для чтения.- ответил он.                                                                                            

- Но вы же, в каком-то смысле, являетесь продуктом этой самой религии.

- Я мог бы быть и буддистом. Это вопрос географии.

Ко лжи Энди относился очень странно. Он считал, что не лгать в отношениях с людьми- это всего лишь часть этикета.  А  ложь вообще -  это составная часть жизни. Энди говорил, что такие слова, как «истинно говорю вам», или «поверьте мне», или «честно говоря», или «по правде сказать»- это слова паразиты. И служат упаковкой для последующей лжи.

Я спросил у Энди, интересует ли его, что об этом думает Эммануил Кант или Николай Бердяев. Он ответил : « Мне все равно».

Да, крепкий орешек был Энди.

В каком-то смысле интересными были его рассуждения на тему человеческой памяти. Он говорил, что мы живем в мире векторов, стереотипов, ориентиров настолько прочно, что, если все это убрать, то наш мозг прекратит нормальную работу, и нам придется добираться до унитаза днем наощупь. В пример он привел следующее. Представьте, что вы возвращаетесь домой из бара, подвыпив. У вас на уме очень много всякого: бизнес, секс, дружба, любовь, еда, кинофильмы, книги, ваше будущее. И вдруг вы просыпаетесь на городской свалке, где-нибудь в Гондурасе. Вас в виде эксперимента усыпили и перенесли туда. Весь остаток жизни вы рискуете провести в гондурасском сумасшедшем доме. Вы все время будете думать, как вы там очутились. Даже, если вы говорите по-испански, и вас пропустят в американское посольство, дадут вам денег на обратную дорогу, случившееся останется главной темой вашей жизни. Вам очень трудно будет смириться с отсутствием связи в вашей памяти. Вы будете искать недостающие векторы как некий мостик.

- Вот когда я был маленьким,- сказал Энди,-  мы жили в Иране и я довольно неплохо болтал на фарси, но я не думал на нем. Это была механическая память. Мне было тогда 8 лет. Потом я уехал вместе со всеми впечатлениями в англо-саксонский мир и всю жизнь не помнил этого языка. В 1999 году я приехал к Мазандаран, это часть Ирана, в моей жизни появились схожие векторы – мечети, молящиеся, запах базара, орущие продавцы и мой фарси вернулся. Сейчас я помню его и неплохо говорю на нем.                                                  

 - А сколько языков вы знаете, Энди ?                                                                                          

- Хорошо – только английский и арабский. А вообще пять.                                                           

- Как же так получилось, что среди них не оказалось русского языка ?                                

Он на минуту замялся и сказал: «Не знаю». Таким был мой заказчик.

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продожим:

 

День десятый

Сегодня и последующие девять дней я буду заниматься тем, что я называю «косметикой». Эти процессы я не буду описывать, потому что я не хочу утомлять читателей.  А  также замечу, что эта монотонная работа плохо поддается описанию. Кроме того, у каждого мастера, даже начинающего, может быть и своя методика. Тем не менее, весь день сегодня я буду готовить инструменты для последующих 9 дней. Сегодня я приготовлю абразивный инструмент разной зернистости, изготовленный из наждачной бумаги, которая по-английски называется «Emery Cloth».

Для этого нужны отшлифованные металлические пластинки размером один на шесть дюймов и толщиной в одну восьмую дюйма. Кстати, одна восьмая равна 3 мм. Затем надо нарезать кусочки наждачной бумаги разной зернистости и такого же размера, как шлифованные пластинки.  Зернистость должна быть последовательно приблизительно  180, 240, 320, 480 и 600 грит.

Для информации: шлифовка поверхности, которую принято называть Satin Finish, это 480 грит. Так вот – шлифовка поверхности даггера должна быть чуть выше «сатина». Все, что выше 600 грит – это уже полировка, и она не особенно требуется для даггера. Металлические пластинки надо смазать силиконовым клеем и аккуратно наклеить на них различную наждачную бумагу. Все, что выходит за пределы пластинки, аккуратно обрезать, и ваш инструмент готов.

 Таких пластинок, если вы захотите использовать мой метод, вам потребуется около 20. Это довольно много, поэтому, если нет металла, можно использовать пластинки из плексигласа, бакелита, микарты, или вообще любой пластмассы, кроме винипласта, т.к. он слишком мягок.

У меня этих пластинок в запасе всегда более 20. После каждой работы я очищаю их от остатков абразива и от клея и сохраняю до следующего раза.

Оставшиеся 9 дней я буду работать этими пластинками.

Моим следующим, необходимым для отделки инструментом, будет бейдер- машина. Это – абразивная лента 72 х 2 дюйма, которая приводится в движение электромотором и проходит через систему роликов разного диаметра. Абразивная лента тоже имеет различную зернистость. Эта машина дает возможность полировать выпуклости и  труднодоступные внутренние радиусы. Еще понадобится ручной инструмент со шпинделем, вращающимся 30-35 тысяч оборотов в минуту. Здесь очень хорошо помогут абразивные насадки три восьмых дюйма диаметром, по возможности, компании «Gratex» на резиновой основе. С этим инструментом мне придется работать до окончания проекта.  Все последующие девять дней Энди являлся ко мне в разное время.

Как-то раз он заявил мне, что испортил отношения с кузиной и переехал в какой-то отель.                                                                                                                                     

- А что произошло ? –полюбопытствовал я.                                                                                        

-Кузина сказала мне, что я прагматик, маргинал и что я забыл, когда я последний раз был в церкви.

Энди был атеистом и религией интересовался поверхностно. Правда, говорил, что  неплохо знал Коран. Когда-то в детстве он жил в Иране, и недалеко от их дома была большая мечеть.                                                                              

- Ну а как насчет Торы или Библии?- спросил я.                                                                            

- Нет времени для чтения.- ответил он.                                                                                            

- Но вы же, в каком-то смысле, являетесь продуктом этой самой религии.

- Я мог бы быть и буддистом. Это вопрос географии.

Ко лжи Энди относился очень странно. Он считал, что не лгать в отношениях с людьми- это всего лишь часть этикета.  А  ложь вообще -  это составная часть жизни. Энди говорил, что такие слова, как «истинно говорю вам», или «поверьте мне», или «честно говоря», или «по правде сказать»- это слова паразиты. И служат упаковкой для последующей лжи.

Я спросил у Энди, интересует ли его, что об этом думает Эммануил Кант или Николай Бердяев. Он ответил : « Мне все равно».

Да, крепкий орешек был Энди.

В каком-то смысле интересными были его рассуждения на тему человеческой памяти. Он говорил, что мы живем в мире векторов, стереотипов, ориентиров настолько прочно, что, если все это убрать, то наш мозг прекратит нормальную работу, и нам придется добираться до унитаза днем наощупь. В пример он привел следующее. Представьте, что вы возвращаетесь домой из бара, подвыпив. У вас на уме очень много всякого: бизнес, секс, дружба, любовь, еда, кинофильмы, книги, ваше будущее. И вдруг вы просыпаетесь на городской свалке, где-нибудь в Гондурасе. Вас в виде эксперимента усыпили и перенесли туда. Весь остаток жизни вы рискуете провести в гондурасском сумасшедшем доме. Вы все время будете думать, как вы там очутились. Даже, если вы говорите по-испански, и вас пропустят в американское посольство, дадут вам денег на обратную дорогу, случившееся останется главной темой вашей жизни. Вам очень трудно будет смириться с отсутствием связи в вашей памяти. Вы будете искать недостающие векторы как некий мостик.

- Вот когда я был маленьким,- сказал Энди,-  мы жили в Иране и я довольно неплохо болтал на фарси, но я не думал на нем. Это была механическая память. Мне было тогда 8 лет. Потом я уехал вместе со всеми впечатлениями в англо-саксонский мир и всю жизнь не помнил этого языка. В 1999 году я приехал к Мазандаран, это часть Ирана, в моей жизни появились схожие векторы – мечети, молящиеся, запах базара, орущие продавцы и мой фарси вернулся. Сейчас я помню его и неплохо говорю на нем.                                                  

 - А сколько языков вы знаете, Энди ?                                                                                          

- Хорошо – только английский и арабский. А вообще пять.                                                           

- Как же так получилось, что среди них не оказалось русского языка ?                                

Он на минуту замялся и сказал: «Не знаю». Таким был мой заказчик.

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эрика, я думаю "ручной инструмент со шпинделем вращающимся 30-35 тысяч оборотов в минуту", в русской интерпритации можно назвать проще: бормашина, или бормашинка, в данном случае с абразивными насадками.

С уважением, Владимир.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Полирование это размер зерна ниже 50 мкм, 600 грит это сколько?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как я понимаю, это каждая абразивная частица размером с одну шестисотую миллиметра. Может, ошибаюсь?

С уважением, Вдлдимир.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Полирование это размер зерна ниже 50 мкм, 600 грит это сколько?

 

По FEPA-F 600 грит это 10мк.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

Против названия « бормашина» Джек вообще ничего не имеет, т.к. так можно назвать любой ротационный инструмент.  В ранней стоматологии, например, это 200-300 оборотов в минуту.

Кстати, и сейчас рекорды по количеству оборотов принадлежат тем же стоматологам – 400,000 – 500,000 оборотов в минуту. Кое-кто из ножевиков использует это, только не знаю зачем.

Для Джека подходит все , что до 50,000 оборотов. Конечно, здесь играет роль диаметр абразива или фрезы, потому что скорость резания при диаметре       10 мм будем в 10 раз большечем при диаметре в 1 мм. Вот такой нехитрый расчет.

Новые пневматические турбинки развивают скорость даже еще больше, чем названо выше. Вообще-то в Америке это называют “dremel”  или “handtool”.

И эти названия нам подходят также, суть не меняется.

Чему точно равно 600 грит, написано почти в каждом каталоге ремней, к сожалению у меня под рукой сейчас нет, поэтому в вопросах градуирования доверяюсь Фиме и Андрею.

А вот насчет полировки, Джек считает, что работа с «Крокусом» - 800 – 1200 грит – очень скучна, результатов ее почти не видно.

Работа с ремнем 72х2 , 10-15 микрон  очень быстро забивает ремень, а очищать его при помощи каучука- малоэффективно.

Вообще, ИМХО, полировка – это чаще всего способ продать изделие. Но следует помнить, что « не все то золото, что блестит». Метал прекрасен во всех его проявлениях.

Не следует забывать, что полированную вещь невозможно использовать по назначению, потому что бытовые царапины неминуемо возникающие при употреблении, всегда будут видны  «драматически» отчетливо на такой поверхности.

Как использовать изделие и не повредить зеркало поверхности, еще мало кому известно. Хотя, может быть, кто-то и знает.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

 

Постепенно моя работа подошла к концу. Гравер прислал по почте гравированные детали. Даггер приобретал настоящий вид. Энди был очень доволен.

Приближалось Рождество. Мы договорились, что в воскресенье после Рождества Энди приедет ко мне с окончательным расчетом и заберет у меня работу. Я прождал его почти весь день. Стемнело рано, и к вечеру пошел снег. Я стал искать фотокамеру, чтобы сделать последнее фото. Это правило ножевиков. И тут появился Энди в странных спортивных брюках и невзрачной спортивной куртке.                                                                                                                      

- Я тороплюсь,- сказал он,- у меня есть футляр для ножа. – И он протянул мне стандартный черный футляр с молнией, которым пользуются все ножевики.         

- Это то, что надо, Энди,-сказал я, подал даггер ему и взял камеру в руки.                       

-Джеймс, пожалуйста, снимайте только мои руки с даггером, тогда крупный план получится лучше.                                                                                                                    

-   Нет проблем.

Мы условились связаться по телефону и поддерживать отношения. Несмотря на некоторые разногласия с Энди, я привык к нему. Энди пересчитывал деньги - ему удобнее было платить наличными. Мне было все равно. У найфмейкеров есть правило - беречь кончик ножа, и я стал искать пробку от вина или шампанского, чтобы насадить ее на кончик даггера. Через минуту это обстоятельство спасло мне жизнь.

Хранить даггер в коллекции можно без предосторожностей, но транспортировать в такси, которыми пользовался Энди, все-таки было лучше и безопасней по старой традиции. Я застегнул молнию и протянул ему футляр, а он мне – оставшуюся часть денег.                                              

Затем мы пошли по коридору к боковому выходу из дома. В студии я выключил свет и пошел впереди Энди. Я протянул руку, чтобы включить освещение снаружи дома, и услышал звук открывающейся молнии. В тот же миг я почувствовал шок наподобии электрического разряда и сильный удар в позвоночник. Когда я открыл глаза, падал снег, я лежал на проезжей части, ведущей ко мне в гараж. Я приподнялся, увидел следы на снегу, и опять потерял создание. «Электрический стул неисправен,- сказал чей-то голос по-английски,- казнь отменяется.» Я увидел склонившегося надо мной человека в униформе компании Кон Эдисон. Человек сказал : « Сэр, если вам удобно, вы  потом можете продолжать лежать  здесь, а сейчас мне нужно проехать. У вашего соседа не в порядке провода. Я- аварийщик.»                                

Боковая дверь моего дома была открыта настежь, и болталась на ветру.

-Я не пьян,- сказал я.- Помогите мне добраться до коридора.  Наверное, я ранен.                                                                                                                                                        

 - О, извините,- сказал он и попытался меня поднять.                                                           

- Только , пожалуйста, помедленней.

Мой позвоночник был, как электрический провод, который мог перегореть в любую секунду. Через полчаса, я совсем замерз в коридоре, и сделал попытку подняться с пола. Рабочий Кон Эдисона,  вызвал скорую помощь и уехал. Но приехавшие санитары постояли несколько минут у двери с носилками, видимо не смогли попасть внутрь и тоже уехали. Все это с большими трудностями я позже узнал от соседки Франчески. Она жила  в Америке тысячу лет, но говорила только по-итальянски. А я, хоть когда-то и жил в Италии, но итальянский язык не практиковал и понимал едва. Когда я подъезжал к госпиталю на своей машине, боль почти прошла. Крови не было, была только гематома. Это сказал мне бездомный в приемном покое. Нужно было  довольно долго ждать. Бездомный всегда грелся здесь, потому знал все правила. Он сказал, что будет необходимо составить полицейский рапорт, но  это не входило в мои планы.     Я толком не знал, что произошло со мной, и мне явно не хватало того самого мостика, который мог создать всю картину. Прождав еще один час, я решил, что могу уехать домой.

У меня был очень болен отец, и я не хотел оставаться в госпитале, или давать какие-либо показания полиции. Через два дня боль совсем прошла. Все это время я пытался понять, что же произошло, и что я должен делать. Сообщить все полиции, а потом пытаться разыскать Энди, или попытаться разыскать Энди самостоятельно. И почему его телефон не отвечает. И вообще появился новый вопрос, чьим телефоном пользовался Энди. Почему все деньги были на месте? Что плохого я ему сделал ? Почему Энди не звонит мне ? Ну, это можно было понять. Где жила его кузина? В какой отель переехал Энди от нее ? У меня оставалась записка, найденная под стулом. Там был телефон, как я понимаю, его банкира. Но получить информацию о клиенте от его банкира мне не представлялось реальным. Что ответит банкир полицейским, если даже Эндрю Юстин- настоящее имя моего заказчика? Короче говоря, вопросов было больше, чем ответов. В это время у меня умер отец, и вся моя жизнь изменила направление.

В конце января  2006  года я стоял около камина и держал в руках кочергу....

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Черт возьми - неожиданно!

А вообще-то я думал о том, что когда делаешь ножи, тем самым 

влияешь на свою судьбу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 


что когда делаешь ножи, тем самым  влияешь на свою судьбу.

 

И на много других судеб.

Ножи - линзы душ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Черт возьми - неожиданно!

Да ладно! Я ждал этого момента начиная с фразы "В этот момент он впервые показался мне все-таки сумашедшим" :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

От профессионального писателя ничего не скроешь, достаточно глянуть на фабулу, чтобы уже знать развязку, в общем-то это как игра профессиональных шахматистов -все ходы давно расписаны и опубликованы в справочниках, достаточно иметь хорошую память и помнить правильные последовательности, проигрывает тот, кто раньше устанет и начнет путать педали.

Share this post


Link to post
Share on other sites

..достаточно глянуть на фабулу, чтобы уже знать развязку,...

А кто сказал, что развязка уже наступила?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да лихо закручен сюжет.Что же будет дальше?Действительно начал читать как увлекательное пособие о том что думает мастер,когда творит...а оно вона как поворачивается.Ну что же тем интереснее...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Мало ли на свете сумасшедших?...

Пробка на конце не защитит от удара, значит сюжет повернулся уже по ходу пьесы.

Хотя пластиковая от шампанского?...

Share this post


Link to post
Share on other sites

А кто сказал, что развязка уже наступила?

Пока Владимир точнее всех прокомментировал - она еще и не началась... :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Мало ли на свете сумасшедших?...
Пробка на конце не защитит от удара, значит сюжет повернулся уже по ходу пьесы.
Хотя пластиковая от шампанского?...

 

Я, конечно, могу уже ничего не помнить, чего не скрываю, но, по-моему, пластиковая на шампанском не бывает. На газированном вине, типа Andre Duck за 3,99 - да. А так- мне казалось, что очень плотно загнанная пробка, которую уже обратно никакими силами не засунешь. Могу и ошибаться

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это у вас там не бывает,у нас бывает всё что угодно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

От профессионального писателя ничего не скроешь, достаточно глянуть на фабулу, чтобы уже знать развязку.

Не совсем так. Это не развязка, а сюжетный поворот. Его - да, предугадать было нетрудно: как у Чехова - если в первом акте пьесы ружьё висит на стене, то в третьем оно должно выстрелить. А вот развязка может быть совершенно неожиданной. Собственно, мы даже не знаем размера текста - это с равным успехом может быть длинный рассказ или большой роман.

 

В ситуации с пробкой есть некоторый напряг, но в принципе, она могла и выдержать - попадаются довольно прочные, да и удар Энди мог не рассчитать. .Другое дело, почему убийца её не увидел и не снял. Возможен такой вариант: он не извлек даггер, а просто взялся за рукоять и бил сквозь футляр, понадеявшись на высокую проникающую способность клинка.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну да :) Пока обсуждать рано, но всё же... С чисто литературной точки зрения, мне кажется, чересчур много технических описаний. Вопрос в том, насколько это оправдано. Например, в романе Хантера "Снайпер" тоже много сухой информации по баллистике винтовок, стрелковому делу и т.д. - но там это работает, поскольку на этих тонкостях во многом строится сюжет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

 

В конце января  2006  года я стоял около камина и держал в руках кочергу, когда зазвонил мой мобильник. Это был Энди. От злости у меня кровь, вместе с адреналином, хлынула в голову.                                                                                                        

 - Джеймс, я знал, что вы - живы,- сказал он.- Мой эксперимент провалился из-за пробки от шампанского.                                                                                                                 

Я закипел: « Чем же я не угодил тебе, отморозок ?»                                                                                                                                                   

- Успокойтесь, Джеймс, Вы тут ни причем. Мой проект состоял из двух экспериментов. Во-первых, я верю в антропоморфизм*, и, как вы понимаете, в металл может вселиться дух. Мне нужно было знать, как поведет себя даггер, и изменится ли мое отношение к нему и отношение его  - ко мне..                  

А во-вторых,- как я буду чувствовать себя после убийства. Давайте будем друзьями, Джеймс. Я купил пулемет системы Гатлинга, он совершенно легальный, потому  что у него ручной привод. Он стоит у меня в спальне. Знаете, с большим колесом. Его нужно отремонтировать. Вам не помешает несколько тысяч долларов. Хотите участвовать в моем новом проекте ?

- С меня хватило старого проекта ! Больше всего я хочу, чтобы ты сейчас был рядом со мной. У меня в руках кочерга, а тебя я хотел бы видеть без шапки, scumbag**( мешок с трухней).                                                                                           

 - Ну , зачем так ?                                                                                                                                     

- А как ?                                                                                                                                               

- Знаете, я докажу вам , что после всего, что было, можно оставаться друзьями. Ведь согласитесь, я вам интересен ?                                                                           

 - Ты не представляешь, как бы я хотел увидеть тебя в гробу! Увижу тебя на твоих похоронах.                                                                                                                        

Через несколько дней ко мне в дверь позвонил служащий Федерального экспресса.                                                                                                                                              

- Вам посылка.                                                                                                                                      

 В посылке лежал даггер с припиской: «Это поможет вам быстрее забыть о происшедшем. А оплата за работу будет вам маленькой компенсацией за то, что я вам причинил. Эндрю Юстин»

 

 

                                            

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

Я взял даггер и сунул его за дверной косяк своего офиса, так, чтобы его там не было видно, и довольно скоро забыл о нем.

 В феврале я улетел на Корсику. Говорят,что когда-то на Корсике жил Колумб. Мне было  интересно, что питало корни этого великого человека. Меня интересовала только неканоническая история. Я познакомился с преподавателем истории, и долго слушал его любопытные предположения. Мы сидели на скамье в Кафедральном Соборе. Было очень жарко. В это время я совершенно не помнил удара ножом в спину.

Когда я прилетел в Нью-Йорк, в почтовом ящике я нашел конверт. На бумаге в конверте был телефон Энди с просьбой срочно позвонить ему. У меня заныл позвоночник. На автоответчике было 5 или 6 записей  его телефона с той же просьбой. У меня испортилось настроение. В этот момент зазвонил телефон.                                                                                                                                                

- Как я рад, Джеймс, что я наконец застал вас,- сказал ненавистный мне голос.                                                                                                                                                             

- Когда, ты, mother fucker,  прекратишь меня преследовать ? Или ты, считаешь, что тебе все можно?                                                                                                      

- Нет, Джеймс, но ты коснулся чести моей матери.                                                                             

- А я думаю, идиот, что ты еще и bastard, и реагируешь на мои слова правильно.                                                                                                                                            

В Америке оскорбления такого характера – дело не совсем простое. И наш разговор сильно накалился.                                                                                                            

- Знаете, Джеймс, я подумаю хорошо над второй половиной моего проекта.                  

- Go to hell,- сказал я и положил телефон.

За годы своей жизни я выучил правило, что  высказанная вслух угроза, почти ничего не стоит, если не имеешь дело с сумашедшим. Но Энди был другим. Если у него что-то не получалось, он подключал свой искусственный интеллект.                                                                                                                                             

Я думаю, что искусственный интеллект наиболее опасен в этих случаях, потому что он не контролируется чувствами. Несколько дней я чувствовал себя некомфортно. Но бояться всю жизнь нельзя, рано или поздно страх пройдет.

Я это знал и не очень волновался. Приговоренные к смерти испытывают сильнейший шок после вынесения приговора. В ожидании его исполнения они теряют аппетит, сон, чувство времени, но постепенно у них снова появляется аппетит, они просят принести газеты, занимаются онанизмом, пишут письма президенту о помиловании, кормят птиц. И делают еще черт знает что. Здесь у меня опыт пока отсутствует.

Кстати, я несколько раз употребил выражение «искусственный интеллект». Я хотел уточнить, что я называю «искусственным интеллектом».

Слово « интеллект»,  если я не ошибаюсь, происходит от латинского  « интеллектус» , что значит «сознаю». Быть интеллектуалом  - это значит быть им во всем. Это понятие охватывает всю сознательную деятельность субъекта.  Мне трудно представить себе всесторонне образованного

человека, который пишет на стенках дамского туалета приглашения на свидания и оставляет там номер своего телефона. Или намеренно мочится мимо унитаза. Я хочу рассказать, пользуясь случаем, об одном коротком наблюдении из моей жизни.

В 1987 году я разговорился с одним сотрудником из компании, где я работал. Мы вместе обедали в кафетерии каждый день. Он всегда приходил туда со свежим номером  газеты  New York Times. Там постоянно печатались биржевые сведения. Он активно играл на бирже, прекрасно ориентировался в финансовых вопросах, не хуже разбирался в международной политике, знал все новости науки и техники, говорил на нескольких языках, увлекался историей и археологией, имел потрясающую память. Одна из пятниц 1987 года вошла в историю, как «черная пятница». Это было крушение биржи. Люди теряли состояния, сходили с ума, прыгали с мостов. Только мой приятель Фредди сохранял олимпийское спокойствие и пребывал в хорошем настроении.  За день до дефолта, в четверг, он стабилизировал все свои вклады, распродал все свои акции. Он с уверенностью рассуждал об открытиях в области астрономии, физики, математики, всегда аргументировал свои мысли формулами. Короче говоря, я им восхищался  и был поражен объемом его интеллекта.

Один раз он подошел ко мне в кафетерии и положил на стол конверт с фотографиями. «Это - память о Вьетнаме», -он бывал и там. На первой же фотографии я увидел бруствер из мешков с песком, пулеметы и пять или шесть вьетнамцев, усаженных полукругом. У каждого  во рту торчала сигарета,  в центре стоял улыбающийся Фредди. «Это все мои ребята,- сказал он.- Это я им всунул в рот по сигарете. Все они мертвые. Моя работа.»

Я понимаю, что « на войне как на войне», но сохранять это в памяти и гордиться этим - это что-то другое. Наверное, из области психиатрии. Это, наверное, и есть искусственно созданный интеллект – то есть тот, который не управляется и не контролируется чувствами.             

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

 

Как-то в марте 2006 года в 11 часов утра я работал в своей студии. Наружную дверь я не запирал. Мой дом - середина маршрута почтальона, и он всегда заходил посидеть несколько минут и поболтать со мной. Он знал, что я бываю там, и любил вручать почту мне лично. Тележку с письмами он оставлял в моем проезде. Я услышал скрип двери.                                                               

 - Заходи, я здесь, я работаю,- но в дверях стоял совершенно другой человек . Усатый, седой, лет 60                                                                                                              

- Патрик Гилмор, детектив.- представился он.

- Это ваша визитка ?- и он протянул мне карточку с потрепанными краями.                                                                             

 - Да.                                                                                                                                                              

- Вы знакомы с человеком  по имени Сальватор Гриффин ?                                                        

- Нет.                                                                                                                                                            

- Напрягите свою память.                                                                                                                

- А в чем дело ?                                                                                                                                        

- Его разыскивают родственники. Я – частный детектив.                                                             

- Вы садитесь.                                                                                                                                           

 - Ну так что ? В памяти не всплывает?                                                                                              

-  А вы хоть опишите его . Где вы нашли мою визитку?

 

Если бы он был более откровенным и сказал мне тогда, что визитку принесла ему уборщица из квартиры кузины Энди на парк Авеню, он мог бы узнать массу интересных подробностей. Но детективы любят больше любят задавать вопросы сами и строить из себя Шерлоков Холмсов. И поэтому он сказал: « Визитка была в папке, когда я знакомился с делом.  Ну, ладно, пойду. А вы делаете ножи ?»                                        

 - Громко сказано. Теперь это больше – хобби.

Вдруг его взгляд упал на какую-то бумагу на столе. Здесь я должен кое-что прояснить. Несколько лет назад мне пришло письмо из Катара, по-моему, из Дохи. Какой-тот человек с очень длинной, наверное, родовитой фамилией просил меня сделать ему лезвие для арабского даггера из Дамасской стали. Только клинок. Он писал, что видел мои работы в журналах, и они ему очень по душе и т.д. Я никогда не делал арабских клинков и не интересовался ими. 

Эстетика их была нулевая, и я знал, что это- неинтересная работа. По центру клинка с двух сторон проходит ребро жесткости.   Чтобы его воспроизвести, надо сначала сделать кучу приспособлений, потом только его можно отковать. Есть, правда, другой способ – C.N.C.. Но я этим не занимался, и позвонил моему коллеге Альфреду Пендрею. Он был ближе к этому  и знал об этом больше. Клинок был сделан и отправлен мне. Я привел его в надлежащий порядок и отправил в Саудовскую Аравию. Вся переписка с макетом клинка, конвертами с надписями на арабском, фамилией и титулами отправителя лежали на столе. Там же был  контур ножа, обведенного на бумаге. Патрика Гилмора явно заинтересовало все это. Он шевелил губами, как будто пытался прочесть арабскую вязь, разглядывал контуры клинка, но ничего не говорил. Наконец он произнес: « Вы выполняете и такие заказы ?»                                                                                                           

 

post-6685-0-55536400-1368624082_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наконец он произнес: « Вы выполняете и такие заказы ?»                                                                                                            

- Крайне редко.                                                                                                                                     

-Ну, ладно, пойду. Буду посвободнее, зайду, если вы не против. Люблю ножи, наверное, как и все мужчины. До свидания.

Это была правда,  почти никто из мужчин не остается равнодушным к этому виду коллекционирования. 

В апреле я улетел в Барселону. Я с удовольствием летал в этот город. Каталонцы держались всегда независимыми, но при близком контакте были очень приветливыми. Из Барселоны когда-то отплывал Колумб. Я надеялся добыть еще какие-нибудь сведения о нем. Ведь официальная информация всем  давно была известна.

Помимо этого в Барселоне был умопомрачительный кафедральный собор, построенный Гауди. Видно, мне никогда не суждено понять этого архитектора. У меня есть много книг о нем. Что хотел сказать этот безумец каталонцам, я не знаю. «Безумцем» назвал его директор лицея, где он учился. Как мог сын бедного медника запросто перешагнуть из Барселоны в вечность?

В Барселоне также жил Сальвадор Дали и еще много гениальных безумцев . Очень богатый город. У меня там был заказчик. Мой Транс-атлантический круиз начинался из этого порта, и я заодно привез ему свою работу.

Он владел двумя большими продуктовыми магазинами, хотя они больше напоминали музей. Здание было построено в 1814 году, и с тех пор на первом этаже был магазин, а смежный с магазином зал был отделан мрамором, и там можно было отведать самые разные блюда каталонской кухни.  В зале было очень прохладно, хотя в Каталонии была необычная для апреля жара.

После закрытия магазина вечером мы расселись на старинных стульях в этом прохладном зале вокруг огромного мраморного стола. Хозяин угощал нас всех (было человек 8) вином из Малаги, оливками – оливок такого размера я никогда раньше не видел, мелкими средиземноморскими анчоусами, сыром и белым свежим хлебом. Все макали его в уксус из Модены. Это был единственный итальянский продукт, все остальное было местным, испанским.   Каждый день в Каталонии был интересен.  Кстати, в этот день мероприятие в магазине закончилось без меня. Я так нагрузился вином, что отправился спать в гостиницу раньше. Хозяин был очень доволен – вечер удался.

Когда   вернулся в Нью-Йорк, была ранняя весна, и дома меня  ждал сюрприз. Прямо перед моими окнами был припаркован очень старый вэн (небольшой фургон). В нем сидел какой-то субъект латиноамериканского вида. Он пил кофе из бумажного стаканчика, ел какие-то « бурритос», читал газеты, звонил по телефону и никуда не спешил уезжать. Он был мне хорошо виден из окна первого этажа. «Улица – для всех»,- подумал я и занялся своими делами.

На другое утро я был удивлен, что этот тип сидел в своем вэне на другой стороне улице и делал то же, что и вчера. Потом он уехал, а вечером опять появился. Я лег спать, но не спалось. Я выглянул в окно – его не было, а в 5 утра он уже опять стоял на своем месте

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

 

Потом он уехал, а вечером опять появился. Я лег спать, но не спалось. Я выглянул в окно – его не было, а в 5 утра он уже опять стоял на своем месте. Я позвонил в полицию и рассказал обо всем этом. Я сказал - наверное, он живет против моих дверей. Оператор сказал, что он пришлет кого-нибудь, но это не преступление.

- Пока нет, не преступление. Но поведение его подозрительно,- сказал я.

Полиция приехала, когда его уже не было, и мне пришлось извиниться. Следующей ночью я проснулся от возбужденной испанской речи. Тип разговаривал по телефону. Я опять позвонил в полицию. На этот раз полицейские приехали мгновенно. Они попросили у него документы. Он предъявил. Его звали Бенни Хименес, « он никому не мешает, он разошелся с женой и по решению суда получил restriction order* и не имеет права близко подходить к ее дому.

Она снимает квартиру через дорогу, а для него это - единственный шанс увидеть ребенка. Он не хочет ее убивать, он – легальный иммигрант из Мексики ,и у него уже есть другая жена.»                                               

Полицейские мгновенно проверили его версию, и, действительно, Розита Хименес жила рядом, и все рассказанное оказалось правдой. Полицейские посоветовали ему говорить ночью по телефону потише, и не нервничать. И уехали. На другой день Хименес постучался ко мне в дверь и попросил попользоваться туалетом. Я разрешил, но сказал, чтобы в следующий раз он шел в пиццерию.                                                                                                                              

-  Но там надо покупать пиццу, $ 1.75 за  кусок.                                                                              

- Ну, тогда покупай себе подгузники и делай в штаны, - не выдержал я.

Он ничего не понял и сказал « Мучо граццо».  Вдруг я увидел человека, подходящего к ограде моего дома. Это был Патрик Гилмор. Он был очень весел, приветлив и мне понравился больше, чем в первый раз. В нем было что-то располагающее, и вел он себя, как мой старый знакомый.                                                                                                                                              

 –Как мне вас лучше называть ?                                                                                       

–Просто Джеймс.                                                                                                                                      

 –А меня можете звать Пат.                                                                                             

-Джеймс, я вчера был в магазине « Парагон», что около Юнион Сквера. Какие там ножи !!!Но вот цена кусается! Я все время думал о вас. Можно зайти?        

- Да, конечно.                                                                                                                                      

провел его в студию. Мы болтали с ним очень долго. Он почти закончил колледж в Дублине, много, где бывал в молодости. Он был прекрасным собеседником, не задавал глупых вопросов. Всю жизнь прослужил в городской полиции в Нью - Йорке. Сейчас получает пенсию и работает.                                              

Потом Пат спросил: « Нельзя ли еще раз посмотреть шаблон того арабского клинка, что я видел в первый раз?» Я указал на стол - там лежали разные бумаги, и выдвижные ящики были открыты. Вдруг он бросился ко мне с фотографией, на которой был Мерси даггер в руках у Энди. На пальце отчетливо было видно кольцо из платины. « Чьи это руки ? И перстень ?»- быстро спросил Пат.                                                                                                                 

- Был тут у меня один заказчик, недоброй памяти. Не хочется вспоминать. Некто Энди Юстин. Русский, рожден в Америке. Странный субъект.          

Патрик сказал: « Расскажите о нем еще». Я понял, что он что-то знает, и я терпеливо, все в подробностях рассказал ему и даже нашел статью «Деструктивность как результат мистификации человеческого мозга»

Патрик прочитал статью и сказал : « Это он. Сальватор Гриффин.»                                                      

 - Вот это да,- сказал я.- Это не Энди ?                                                                                             

- А не было у этого человека кузины с Парк Авеню?- спросил Пат.                                          

- Была.                                                                                                                                                        

- Мне нужно срочно позвонить, где он сейчас ?                                                                               

 - Я бы тоже хотел узнать, где он сейчас. У меня к нему свой счет.                       

  - Я понимаю вас, Джеймс,- сказал Пат.- А вы не знакомы с кузиной?                                       

- Зачем ? С меня хватает кузена.                                                                                                       

 - Я могу рассчитывать на вас? - спросил Пат.- Мне может понадобиться ваша помощь. Сейчас вы единственная ниточка.                                                                                    

 - А что от меня требуется, и кто такой Сальватор Гриффин ?                                                           

- Джеймс, я сейчас должен срочно отлучиться, а потом я все вам расскажу.                              

 - Хорошо, Пат.                                                                                                                                   

Он на секунду задержался, рассматривая какой-то нож и сказал: « Вы -мастер, я не удивляюсь, что Сальватор выбрал вас.  Увидимся послезавтра.»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...