Jump to content

Военные ножи и кинжалы


Recommended Posts

Введение.

В истории военного дела ножи и кинжалы играли роль далеко не однозначную. С одной стороны, еще с каменного века, когда человек научился обрабатывать кремень и обсидиан, нож являлся его неизменным спутником, совмещая в себе функции инструмента и оружия. С другой стороны, ножи и кинжалы практически всегда выполняли функцию оружия вспомогательного, второстепенного. Те исторические хроники, в которых повествуется о массовом использовании ножей в сражениях, по мнению большинства исследователей, скорее хотят передать такой гиперболой ожесточенный характер противостояния, чем реальный способ ведения боевых действий: «Те ведь без щитов, с засапожными ножами кликом полки побеждают, звоня в прадедовскую славу», Слово о полку Игореве.

Основным оружием для рукопашного боя в организованных военных отрядах с древнейших времен первых цивилизаций до античности и раннего средневековья являлись копье и дротик. Даже знаменитые римские мечи, которыми были вооружены легионеры, в массовых сражениях, когда использовались плотные боевые порядки, являлись вспомогательным оружием. Невозможно в тесном строю использовать рубящее оружие, победоносные фаланги и легионы наступали на противника, ощетинившись лесом пик. Даже мечи в таких случаях были с колющим клинком, например гладиусы. Об использовании короткоклинкового оружия в бою даже речи не идет, оно применялось в исключительных случаях для добивания поверженного противника в поединке или как оружие последнего шанса, как сейчас принято говорить.

Неоднозначны и трактовки упоминаний в летописях фактов использования ножей в бою, как свидетельств существования в прошлом специализированных боевых ножей: «И возиидоша на вал тотаре, козляне же ножи резахуся с ними», Ипатьевская летопись. Понятно, что в данном случае автор говорит об отчаянном сопротивлении горожан, которые пускали в ход любое оружие, включая кухонные и повседневные ножи. Тем не менее, необходимо признать наличие в прошлом как боевых ножей, так и периодов, когда они являлись основным видом клинкового вооружения бойцов.

Развитие металлургии в бронзовом, а затем в железном веках позволили человеку получить в свое распоряжение новые материалы, а вместе с ними и более эффективное оружие. При этом распространенность того или иного типа и формы оружия напрямую зависела от уровня развития ремесла. Первыми видами бронзового оружия, кроме наконечников стрел и копий, были топоры и ножи с кинжалами, поскольку отливать длинноклинковое оружие научились далеко не сразу и не везде. Основная масса войска в ранних цивилизациях была вооружена луками, пращами, копьями, дротиками, палицами и топорами. Такое сложное и дорогое в изготовлении оружие как длинный нож или кинжал могли позволить себе далеко не все.

Самыми известными боевыми ножами в истории раннего средневековья являются ножи древних германцев – саксы и их более длинный вариант – скрамасакс. Хотя основным оружием германской конницы и пехоты было, как и ранее, копье с топором, однако длинные ножи-скрамасаксы в 6-м – 7-м веках вполне успешно конкурировали с мечами на севере территории распространения германских племен. Подобные ножи с длинными тяжелыми клинками с односторонней заточкой встречались на всей территории северной Европы от Скандинавии до зоны расселения славянских племен, которая в будущем станет Древней Русью. Саксы были в первую очередь колющим оружием, а длинные скрамасаксы, иногда с полуторной рукоятью, могли использоваться и для рубки. По мере развития на севере Европы кузнечного ремесла, когда мастера научились выковывать многослойные длинные клинки, скрамасаксы уступили место мечам с обоюдоострыми рубящими клинками.

Наиболее быстрыми темпами технология выплавки железа из руды и получения углеродистой стали развивалась на Востоке и в Индии, где раньше всех научились получать относительно высококачественную клинковую сталь, т.н. булат или вутц, а также достигло вершин кузнечное искусство ковки дамасской стали. Оба эти метода позволили изготавливать длинные тонкие клинки, сначала прямые обоюдоострые, а затем изогнутые сабельные. Развитие металлургии в Европе шло несколько иным путем, хотя многослойные и сварные клинки там умели вырабатывать с раннего средневековья, плюс заимствование технологий и привозное клинковое сырье. Все это привело к улучшению качества клинкового оружия, к которому следует добавить развитие мощных составных луков и арбалетов, а также появление сплошного металлического доспеха и изменение тактики ведения боя. В любом случае в рукопашном бою господствовало т.н. белое или длинноклинковое оружие, а кинжалы и стилеты играли вспомогательную роль, пример – мизерикордия, кинжал или стилет с узким длинным клинком для добивания лежащего противника через щель в латах, или т.н. кинжал для левой руки, которым парировали оружие противника.

Такое положение сохранялось достаточно долго, при этом ножи вообще не рассматривались в качестве оружия профессионалов, а были вспомогательным оружием крестьянского ополчения, наряду с другими сельскохозяйственными инструментами. Появление огнестрельного оружия, сделавшего сплошные доспехи неактуальными, способствовало стремительному развитию и холодного оружия, тем более в условиях создания регулярных армий. Солдату, вооруженному тяжелым мушкетом, а позднее штуцером и винтовкой, требовалась замена неудобной шпаги или сабли на короткоклинковое оружие. Тем не менее этот процесс занял сотни лет и завершился только в начале 20-го века.

Швейцарские гвардейцы, служившие при многих европейских дворах, использовали с 16 века кинжалы, известные под названием гольбейн по имени немецкого художника Ханса Хольбейна, являвшегося автором эскизов украшенных образцов. Австрийские артиллеристы с 1660-х и шведские с 1670-х годов вооружались тесаками с характерными охотничьими эфесами. Германские егеря использовали тесаки-хиршфангеры (Hirschfanger), изготовленные по образцу охотничьих кортиков, а артиллеристы и саперы - фашинные ножи (Faschinenmesser).

И, наконец, в середине 17-го века произошло важное событие, изменившее облик пехоты и способы ведения боевых действий: охотничий багинет, представлявший собой кинжал или нож с тонкой рукоятью, круглой в сечении и вставлявшейся в ствол мушкета, начали использовать в бою. Из-за длительности заряжания мушкета пехота обычно производила залпы следующими друг за другом шеренгами, а оборону от атаки кавалерии противника осуществляли пикинеры. Использование багинета позволяло обыкновенному пехотинцу-мушкетеру после производства выстрела выполнять роль пикинера при атаке конницей неприятеля. Однако вес мушкета делал крайне затруднительным его использование в качестве пики, но ситуация кардинально изменилась с распространением во второй половине 17-го века кремниевых ружей.

Кремниевое ружье, которое весило вдвое меньше мушкета, в сочетании в багинетом позволило пехотинцам не только эффективно противостоять в обороне атакам вражеской кавалерии, но и осуществлять штыковые атаки на пехоту противника. Багинет можно считать первым относительно универсальным короткоклинковым оружием, будучи по сути своей кинжалом или ножом, он мог использоваться в качестве штыка. Кроме этого, в некоторых странах, например в Швейцарии, концы перекрестия исполняли в виде отвертки и молоточка для ухода за ружьем. Багинеты просуществовали в армиях вплоть до начала 19-го века.

В конце 17-го века появляется совершенно новый вид штыка – с трубкой для надевания на ствол, что позволяло не только использовать ружье со штыком для рукопашного боя, но и перезаряжать и вести огонь с примкнутым штыком. Наиболее распространены были сначала трехгранные, а затем четырехгранные игольчатые штыки. Этот тип штыка господствовал на поле боя весь 18-й и первую половину 19-го века. Различные варианты игольчатых штыков с трубкой использовались даже во 2-й Мировой войне, а их неотъемно-откидные модификации используются в некоторых странах до сих пор.

Со второй половины 18-го века начинает постепенно меняться тактика ведения боевых действий. Основным построением была плотная цепь, состоящая из нескольких шеренг, которая не могла достаточно быстро передвигаться по местности, сохраняя строй, поэтому главным средством прорыва обороны противника была кавалерийская атака. Теперь пехота начинает вводиться в бой из походного построения – колонны, когда передовые части производят залп, а затем вся масса войска ударяет в штыки.

В 18-19-м веках распространенным вспомогательным оружием пехоты становится тесак. Заметным явлением в истории короткоклинкового оружия 19-го века был французский тесак обр. 1833 г., представлявший собой «реинкарнацию» древнеримского меча-гладиуса. Сейчас сложно представить, какую идею закладывали в конструкцию этого тесака его создатели, получив в результате неуклюжее и тяжелое оружие, которое не позволяло достаточно успешно сражаться как против пехотинца с длинным ружьем со штыком, так и против кавалериста с пикой и саблей. Саперные модификации тесака, хотя имели пилу на обухе, все же были недостаточно эффективны в качестве инструмента. Тем не менее, это не помешало тому, что тесак обр. 1833 г. был скопирован с незначительными изменениями большинством армий ведущих государств. Он ограниченно использовался даже в начале 1-й Мировой войны, окончательно уйдя с арены под давлением потребности военной промышленности в цветных металлах для производства боеприпасов и изменения способов ведения боевых действий.

В 19-м веке из-за появления сначала капсюльных, а затем казнозарядных ружей и изменением в силу этого военной тактики в сторону повышения мобильности пехоты и быстрого маневрирования, во весь рост встала задача универсализации холодного оружия пехотинцев для максимального облегчения веса носимой амуниции. В первую очередь речь шла о замене тесаков на штыки-тесаки, первые образцы которых появились еще в XVIII веке в германских государствах для примыкания к штуцерам, которые были на вооружении егерей. Прототипами их послужили хиршфангеры – охотничьи кортики. Для артиллеристов и саперов вводятся штыки-тесаки с пилой на обухе как гибрид штыка и фашинного ножа. В середине 19-го века сначала во Франции, а затем и в других странах по французскому образцу вводятся штыки-тесаки с клинком ятаганного типа. Появляются и штыки-шпаги с клинками с четырехгранным или Т-образным сечением. Для крепления к оружию наиболее часто использовался Т-образный продольный паз с пружинной защелкой в головке рукояти и надеваемое на ствол кольцо на крестовине штыка.

Поскольку пехотинец, вооруженный ружьем со штыком-тесаком, должен был противостоять в рукопашной схватке кавалеристу с пикой и саблей или пехотинцу противника, вооруженному ружьем с длинным игольчатым штыком, длина штыков-тесаков превышала 600 мм. В течение 19-го века такие универсальные штыки, сочетающие колющие и рубящие свойства, постепенно вытесняли пехотные тесаки.

В 19-м веке в разных странах начинают принимать на вооружение особых частей ножи и кинжалы. Хотя основным видом короткоклинкового оружия на флоте был кортик, но с начала века он начал превращаться в форменное оружие, теряя боевые качества. Поэтому, когда во Франции при Луи-Филиппе в 1833 году начинается реформа флота, на вооружение абордажных команд принимается матросский абордажный нож со стилетным клинком. Он изготавливался в основном на мануфактурах Клинженталь и Шательро из бракованных трехгранных штыков. Нож-стилет состоял на вооружении до 1872 г. С началом 1-й Мировой войны, когда возникла потребность в окопных ножах, решением Военно-морского министерства в октябре 1915 г. 10500 абордажных ножей были переданы Военному министерству.

Популярная история американских боевых ножей ведет свое начало с конца 1820-х годов и связана с именем Джима Боуи (Jim Bowie), героически погибшего при обороне форта Аламо во время войны Мексики с Техасом. Хотя достоверно не известно, как выглядел настоящий первый нож Боуи, с которого и началась эта история, следует признать, что с того времени все большие охотничьи и боевые ножи в Америке, дизайн которых был основан как на средиземноморской, так и на шеффилдской ножевой традиции, стали называть ножами боуи. Дизайн боуи проник и в сферу армейских ножей, фактически большинство разработок армейских ножей в США, например, знаменитый Ka-Bar, а в послевоенные годы и в других странах, построено на этой традиции.

В конце 1830-х гг. правительство США заказало у фирмы Andrew G. Hicks, Cleveland, Ohio ножи для вооружения егерских частей (Riflemans). В марте 1849 года специализировавшаяся на длинноклинковом оружии фирма Ames Manufacturing Co. отгрузила на арсенал 1000 ножей с полуторной заточкой клинка, получивших название нож горных стрелков (егерей) обр. 1849. Из предложенных Ames Manufacturing Co образцов военные выбрали самый мощный, вследствие чего нож вышел довольно массивным – клинок длиной около 300 мм имел обух более 6 мм толщиной. В последней четверти 19-го века арсенал Springfield Armory начал поставки в войска ножа охотничьего образца 1880 года. Эта модель скорее напоминала европейский пехотный тесак с широким (до 50 мм) обоюдоострым клинком длиной 200 мм и служила как для оборудования стрелковых ячеек, так и для самообороны и бивуачных работ.

Наиболее массово в 19-м веке кинжал применялся казачьими войсками Российской Империи. Кинжалы–камы с прямым широким клинком, плавно сужающимся к острию, были заимствованы у кавказских народов в период кавказских войн вместе с шашками и национальной одеждой. Реже встречались изогнутые кинжалы-бебуты. Кинжалы широко применялись в бою отрядами казаков-пластунов, которые заимствовали у черкесов весь комплекс вооружения – в том числе и кинжалы. Уставные образцы кинжалов были приняты на вооружение в 1840 году – для офицеров и нижних чинов Черноморского казачьего войска. Пластунские пехотные батальоны эффективно использовались в ходе Крымской войны 1853-1856 годов.

Более редкой разновидностью являются ножи нижних чинов иноверческих казачьих войск Российской империи образца 1840 года. Эти ножи копировали национальные монгольские формы и использовались преимущественно казачьими частями, дислоцировавшимися вдоль китайской границы.

В полной мере новшества, вводимые в европейских армиях во второй половине 19-го века, проявили себя во время австро-прусской войны 1866 года, которую выиграла прусская пехота, вооруженная казнозарядными винтовками и применявшая тактику наступления неплотной цепью с использованием рельефа местности. Во время франко-прусской войны 1870 г., хотя обе воюющие стороны обладали казнозарядными винтовками, победила прусская армия, имевшая большую плотность артиллерийского и ружейного огня и использовавшая свободный строй. Итоги развития тактики ведения боевых действий в 19-м веке «подбила» англо-бурская война, во время которой британцы понесли большие потери из-за применения плотных стрелковых цепей и штыковых атак небольшими отрядами.

В последней четверти 19-го века появление бездымного пороха, магазинных винтовок и унитарных патронов центрального боя обусловили массовое перевооружение армий ведущих государств. Армия Австро-Венгрии, имевшая более длинную винтовку, впервые пошла на создание укороченного штыка, хотя первым образцом штыка-ножа традиционно считается образец штыка, принятый на вооружение в 1884 году к винтовке системы Маузера обр. 1871/84 гг., дизайн которого был использован для копирования подавляющим большинством стран. Так как различные модификации винтовок системы Маузера и Маннлихера получили к концу XIХ века широкое распространение не только в европейских, но и во многих азиатских странах, штык-нож германского типа стал основным образцом, состоявшим на вооружении армий большинства стран мира в преддверии ХХ века.

Тем не менее в самой Германии в 1880-х годах не решились окончательно перейти на такой короткий штык, поскольку считалось, что пехотинец должен иметь возможность противостоять в рукопашном поединке противнику, вооруженному винтовкой со штыком-тесаком или игольчатым штыком, поэтому короткий штык скоро снимается с вооружения и снова вводится лишь в конце XIX – начале XX веков. На вооружении вплоть до 1-й Мировой войны остаются штыки как длинные, так и короткие, хотя наиболее распространенными к концу века стали штыки средней длины с клинком около 350-400 мм.

В конце 19-го века предпринимаются попытки создать гибрид инструмента и оружия, такие как штыки-сошки, штыки-ножницы, штыки-мачете и штыки-лопаты. Все эти попытки успехом не увенчались, в 20-й век армии основных игроков на мировой арене вошли с традиционными штыками и созданными в конце 19-го века короткими штыками-ножами. Ножей и кинжалов, официально состоящих на вооружении армий ведущих государств, не наблюдалось за редчайшими исключениями.

Link to comment
Share on other sites

Ничего себе, все читают, но молчат. Правда пара замечаний в личку поступило, а чего вслух молчим? Все так здорово? Или наоборот, все так плохо, что замечания не помогут? Ну да ладно, Васька слушает, да есть, глава первая - Первая мировая.

 

Русско-японская война 1905 г. на Дальнем Востоке показала несостоятельность военных доктрин 19-го века в новых условиях. Плотный огонь артиллерии, пулеметы, ручные гранаты, высокая плотность огня стрелковых подразделений и другие новшества, которые привели к огромным потерям с обеих сторон, потребовали изменить тактику боя. Массированные артобстрелы начинают согласовывать с наступлением пехоты, которое осуществляется даже ночью рассыпной цепью с использованием рельефа местности. Тогда же в ходе рукопашных схваток со всей очевидностью было продемонстрировано преимущество японского клинкового штыка тип 30 к винтовке Арисака перед русским игольчатым штыком. Забайкальские казаки, не имевшие на вооружении кинжалов, старались добыть с боя японский штык, чтобы иметь в своем распоряжении оружие ближнего боя.

Несмотря на то, что все эти очевидные факты были хорошо известны, ни одна из противоборствующих сторон грядущей Мировой войны не была готова к такому развитию ситуации, которая сложилась уже к концу первого года войны. В конфликте участвовали все ведущие мировые державы, война велась на огромной территории с использованием всех технических новшеств: скорострельной артиллерии, пулеметов, танков, авиации, боевых отравляющих веществ. Если генералы и политики воюющих сторон рассчитывали провести быструю маневренную войну, то их постигло большое разочарование. Из-за огромных людских потерь уже в первые месяцы войны к концу 1914 года западный фронт застыл.

Многомиллионные армии легли вдоль более чем стокилометровой линии фронта на малом расстоянии друг от друга, а разведывательные отряды, созданные в спешном порядке, постоянно тревожили противника, собирали разведданные, старались взять «языка». Затем наступало время штурмовых групп, в задачу которых входило с боя захватить плацдарм, чтобы создать условия для атаки вражеских окопов основной массой пехоты. Во время этих скоротечных стычек быстро выяснилось, что имеющиеся на вооружении пехотинцев примыкаемые к длинным винтовкам штыки, предназначенные для штыковых атак в чистом поле, не годятся для рукопашных схваток в узких системах траншей. Солдаты начали пускать в дело свои собственные личные ножи, хотя никому в начале войны не пришло бы в голову, что именно личный нож, взятый на войну для бытовых нужд, станет основным оружием ближнего боя на начальном этапе войны.

В ножах нуждались настолько срочно, что с 1915 года немецкая армия стала закупать их официально. Заказы были размещены на многих производствах, чтобы быстро удовлетворить спрос миллионной армии. Пока не наладились поставки, согласно требованиям войск в походных кузницах и ремонтных мастерских для ремонта оружия на линии фронта и в тылу начали срочно изготавливать окопные ножи и кинжалы из поврежденных и трофейных штыков, а зачастую и из целых вспомогательных штыков, находившихся по уставу в частях. Переделывались и сломанные сабли, и другое холодное оружие, а также в дело шли любые подручные материалы.

Поскольку ни одна из сторон не рассчитывала на затяжную войну, армии всех стран начали испытывать нехватку оружия и боеприпасов. Острее всего это сказалось в странах Коалиции, лишенных доступа к источникам сырья. В частности, в промышленно-развитой Германии, страдавшей от дефицита качественного сырья, в начале войны было быстро налажено производство штыков по упрощенным технологиям – т.н. эрзац-штыков или штыков-траншейных ножей. В течение 1915 – 1918 гг. было выпущено достаточно много таких изделий, поставляемых преимущественно в пехоту и саперные части. Их конструкции отличались простотой и технологичностью – широко использовалась штамповка, трудоемкие операции по монтажу деревянных щечек и накладок были упразднены в пользу цельнометаллических конструкций, а в качестве сырья использовалась низкокачественная конструкционная сталь. Такие штыки иногда имели обычные ножны, хотя часто использовались и упрощенные, грубо изготовленные из сплющенной металлической трубы подходящего диаметра. Массово в производство внедрялись более дешевые и технологичные металлические ножны, изготовляемые штамповыми методами. Лопасть для ношения на поясе часто была брезентовой, а не кожаной.

В конце концов в Германии в качестве базового был принят штык образца 1884/98 гг. нового типа, изготавливавшийся с 1915 года, который со временем стал наиболее массовым штыком в германских войсках и производился многими немецкими фирмами. В период с 1915 по 1917 год было произведено более полутора миллионов унифицированной модели штыка с прочными и функциональными металлическими ножнами. Для баварских частей модель штыка производилась с пилой на обухе. Такие штыки воспринимались солдатами противника крайне негативно: считалось, что двухрядная пила наносит особенно болезненные и незаживающие раны. Поэтому владельца подобного штыка при пленении ждала незавидная участь: их сразу расстреливали, а иногда еще и подвергали пыткам. К концу войны немецкие пехотинцы от таких штыков старались всячески избавиться.

Согласно приказу № 47184/15 прусского военного министерства от 8 мая 1915 года каждой пехотной роте западной армии полагалось 6 ножей кинжального типа. Эту дату можно считать часом рождения окопных ножей в немецкой армии. В 1915 году Пруссия разместила заказ на 54000, Бавария на 10000 и Вюртемберг на 6000 окопных кинжалов, для остальных лет войны официальных данных нет.

Королевское баварское артиллерийское управление с согласия королевского прусского артиллерийского управления начало снабжать баварские отряды самостоятельно, чтобы производства из Баварского королевства могли бы получать заказы на производство окопных кинжалов. Все остальные части снабжались централизовано через королевское прусское артиллерийское управление. Поскольку ножи показали себя с лучшей стороны в окопной войне и пользовались большой популярностью у штурмовых отрядов, то приказом военного министерства от 29 февраля 1916 года количество окопных кинжалов в каждой пехотной роте было увеличено до 12.

Поскольку и это количество не удовлетворило возросшего спроса, то приказом военного министерства от 26 июня того же года количество окопных кинжалов на одну пехотную роту западной армии было увеличено до 24. Затем, окончательно, согласно приказу военного министерства от 20 марта 1917 года количество ножей достигло 40 в пехотных ротах, кроме этого окопные ножи были регламентированы саперным, минерным и минометным ротам западной армии. Тот же самый приказ военного министерства определял и оснащение пехотных и минометных рот в количестве 24 и саперных рот в количестве 36 окопных кинжалов на восточном фронте, поскольку маневренная война и на востоке превратилась в позиционную войну. Этот приказ военного министерства действовал до конца 1-й Мировой войны без всяких изменений. Кроме этого официального количества в частях было большое количество личных ножей.

Известны как минимум 27 различных конструкций окопных кинжалов и ножей периода Первой мировой войны с клеймом военной приемки, т.е. они были официально приняты и закуплены для немецкой армии. В действительности далеко не каждый окопный нож, приобретенный артиллерийскими управлениями, был снабжен клеймом. В 1917 году окопные ножи и кинжалы, а также т.н. короткий штык, заменили длинноклинковое оружие даже у самых высоких чинов немецкой армии вплоть до кайзеровских семей.

В отличие от Германии, Австро-Венгрия не смогла быстро решить вопрос с эрзац-байонетами: три вида подобных штыков были приняты на вооружение только в 1916 году – один игольчатый (заостренный пруток с крепежом, обкрученным спиралью вокруг ствола) и два клинковых в виде пластин с заточенными кромками и острием, также имеющие весьма примитивный крепеж. Надо сказать, что качество австрийских эрзацев было крайне низким, несравнимым с германским.

В 1915 г. рядовой состав австрийских саперных частей получил тесак, представлявший собой переделку тесака 19-го века, с деревянными накладками рукояти и металлическими ножнами, а в 1917 г. на вооружение штурмовых частей поступил «Sturmmesser M1917», штатный штурмовой нож. До этого штурмовые подразделения вооружались различными траншейными ножами, в т.ч. была налажена массовая фабричная переделка штыка обр. 1895 г. к винтовке Mannliher и австрийского экспортного штыка к винтовке Mauser, состоявшая в удалении узлов крепления к оружию.

Последний французский уставной нож периода до 1-й Мировой войны датируется 1833 годом, это был морской абордажный нож. Начиная с этого времени на вооружение не было принято никакого короткоклинкового оружия, за исключением кортиков кандидатов к производству в морские офицеры и морских офицеров, вплоть до 1-й Мировой войны. С ее началом, когда фронт стабилизировался, для специальных разведывательных операций, патрулирования, захвата пленных, атак на наблюдательные пункты противника были созданы дозорные взводы, солдаты которых первыми осознают необходимость ножа. В отличие от немцев, у которых были с собой баварские никкеры и достаточно короткие штыки к Маузеру, французы имели либо складные ножики, либо длинные штыки к карабину Манлихер-Бертье и игольчатые к винтовке Лебеля.

С того момента, как война перешла в позиционную и стороны создали глубоко-эшелонированную оборону, в функцию некоторых штурмовых групп, т.н. «чистильщиков траншей», входила зачистка завоеванных окопов, накрытых атакующей цепью, которая прокатывалась дальше, оставляя в тылу раненных или спрятавшихся солдат противника. Чистильщикам окопов приходилось действовать в крайне тяжелых условиях и в очень сжатые сроки на участках, испещренных проходами, глубокими траншеями, полузасыпанными блиндажами, воронками от снарядов, им надо было устранить все островки сопротивления, взять в плен выживших и отобрать тех, кто может дать полезные сведения. Зачастую, на деле, зачистка превращалась в бойню, когда озверевшие солдаты просто добивали раненных и убивали пленных.

Поэтому во французской армии такая миссия, как правило, не доверялась кому попало, отбирались определенные солдаты, спокойные, эффективные, которые чаще всего выбирались командирами подразделений и групп прямо перед атакой. Запрещалось брать на это дело добровольцев по вполне понятным соображениям. Иногда командиры приносили связку ножей прямо перед выполнением задания и вручали их отобранным солдатам. В германской армии чистильщики вооружались зачастую палицами с шипами или сельскохозяйственными серпами. Австрийцы и немцы иногда использовали в качестве набалдашника такой дубинки корпуса немецких тёрочных гранат-лимонок. Всеми сторонами использовались также заточенные саперные лопаты.

Первое, что начали делать солдаты, естественно, это укорачивать сломанные или трофейные штыки и переделывать их в траншейные ножи и стилеты. В ход пошла арматура для натягивания колючей проволоки, из нее в походных кузницах начали делать т.н. «французские гвозди» - примитивные стилеты. Со складов были изъяты запасы абордажных ножей обр. 1833 г. и пущены в дело. Причем надо иметь в виду, что они также представляли собой переделку некондиционных трехгранных штыков. Вообще, практически все французские окопные кинжалы были изготовлены из игольчатых штыков, кустарным или фабричным способом.

Два французских предприятия - Бургад и Астье-Продон по заказу румынского правительства изготавливали для румынской армии кинжалы пешей артиллерии модели 1892 г., штыкового типа. До начала войны эти кинжалы изготавливались в Германии и Австрии, однако с ее началом, поскольку Румыния была союзником Франции, производство переместилось во Францию. Большую партию румынских кинжалов, которую не успели отправить в окруженную Румынию через Мурманск, также отправили в окопы. Любопытно, что в 1940 г. немцы захватили партию таких кинжалов в Шательро, поскольку на складах оставались кинжалы из последней партии на момент перемирия, поэтому эти кинжалы встречались в качестве окопных ножей у немцев во 2-ю Мировую войну.

Интенданты начали массовые закупки ножей мясников для снабжения армии, а частные мастерские быстро организовали выпуск разнообразных ножей и кинжалов, типа знаменитого «чистильщика траншей» Анри Ко. Фабрика Анри Ко-Диона специализировалась на волочении проволоки и малой металлургии, в цехах производились изделия из стальной и железной проволоки: мышеловки и крысоловки, корзинки для мяса и для салатов, пружины для матрацев и т.д. Предприятие Анри Ко, которому помогали его племянники, срочно возвращенные с фронта, расположенное вблизи от линии фронта, было срочно переориентировано на производство товаров для кавалерии: подков, стремян, деталей сбруи, шпор и поставки, в кратчайшие сроки, сначала весьма примитивного окопного кинжала, известного как «гвоздь», а затем окопных кинжалов оригинального дизайна с рукоятью скелетного типа.

Из армии по требованию интендантских служб, столкнувшихся с проблемой нехватки квалифицированных кадров на предприятиях, занятых производством оружия, в т.ч. ножей для действующей армии, были демобилизованы оставшиеся в живых работники. Согласно реестру предприятий региона Тьер к концу войны среди владельцев мастерских значительно увеличилось количество вдов.

И только в августе 1915 г. арсеналы, в т.ч. в Шательро, с участием ножевых мастерских наладили выпуск стандартных кинжалов для армии, которые, впрочем, тоже переделывались из штыков. Подполковник Кутро, председатель Комиссии по приемке пулеметов на мануфактуре Шательро, в 1915 г. предложил использовать бракованные клинки от штыков образца 1886 года к винтовке Lebel и клинки кавалерийских сабель образца 1854 и 1896 годов для производства траншейных кинжалов. Из каждого клинка штыка получались два кинжала – один из основания, другой из конца. В течение 1915-1917 гг. были выпущены десятки тысяч таких кинжалов.

В 1916 г. был принят на вооружение нож-кинжал модели 1916 г., первый оригинальный окопный кинжал, а не переделка. Кинжал был создан на основе модели №2 Дома Астье-Продон, предложенной Военному министерству, а общий заказ был передан корпорации производителей ножей региона Тьер. Один из изготовителей кинжала зарегистрировал торговую марку «Мститель 1870» в память о поражении Франции во франко-прусской войне 1870 г., и это название стало нарицательным. Кинжалами мод. 1916 г. вооружались кроме прочих экипажи танков, модель сохранилась у них на вооружении и после войны.

Характерная для того времени деталь: в самом Тьере не сохранилось вообще никаких воспоминаний об этом производстве. Все заводы, производившие эти кинжалы, исчезли; их архивы сгорели во время частых пожаров, утрачены или отправлены под пресс. Когда Инспекция по техническим исследованиям и экспериментам в области артиллерии в 1924 г. решила провести инвентаризацию конструкционных таблиц на этот кинжал, ей пришлось запрашивать экземпляры договоров с производителями в Инспекции кузнечных производств г. Лиона и восстанавливать чертежи по этим документам. К сожалению, такова судьба многих ножей военного производства.

Италия с началом 1-й Мировой войны долго колебалась и соблюдала нейтралитет, но все же вступила в войну в 1915 г. на стороне Антанты. Фронт растянулся почти вдоль всей границы с Австро-Венгрией. Особая ситуация, создавшаяся в 1914-1915 гг. на фронтах Первой мировой войны, с ее траншеями и фортификационными сооружениями, способствовала возникновению в различных частях, вначале почти спонтанному, формирований бойцов, которые мало-помалу стали специализироваться на рукопашных схватках – иногда намного более эффективных, чем тупые и кровопролитные массовые фронтальные штыковые атаки, почти всегда обрывающиеся или крайне ослабляемые сплошным заградительным артиллерийским и убийственным кинжальным пулеметным огнем.

В Италии датой возникновения штурмовых отрядов считается 5 июля 1917 года, когда усилиями капитана Джузеппе Баси в Сдрикка возникла первая «Школа ударных отрядов», где бойцов обучали обращаться с ручной гранатой и шашкой, со спаренным пулеметом «Фиат Виллар Пероза» образца 1910 года калибра 9 мм и с кинжалом. Война показала, что в тесных окопах и проходах, среди проволочных заграждений, длинные штыки и длинные ружья были только помехой. Многие солдаты сочли за лучшее смастерить себе кинжалы для рукопашной схватки из имеющегося оружия и самых распространенных материалов. Среди них кинжалы, изготовленные из старых кортиков Национальной гвардии, с укороченным лезвием и перекрестьем, из охотничьих ножей, из кусков сабель, из лезвий различного происхождения и из специально выточенных железных наконечников. Поскольку австрийцы и немцы часто использовали заточенные по краям саперные лопатки, то не стоит удивляться тому, что и итальянцы часто использовали как оружие топорики, кирки и мясницкие ножи. Кроме этого использовались укороченные модификации штыков и трофейные австрийские штурмовые ножи.

Итальянские ударные отряды, прозванные «Отчаянными», в 1916 г. получают штатный нож, который изготавливался из кусков клинков длинных штыков «Веттерли» обр. 1870 г., ножны изготавливали путем укорочения имеющихся ножен модели 1870 г. Нож быстро распространился по всем полевым войскам, породив массу изделий, схожих по форме, материалу и происхождению.

Существует два основных типа ножей штурмовых отрядов: «Pugnale da ardito, primo modello» – солдатский штурмовой кинжал обр. 1916 г., первая модель и «Pugnale da ardito, secondo modello» – солдатский штурмовой кинжал обр. 1916 г., вторая модель. Оба представляют из себя штатную переделку штыка обр.1870 г. к винтовке Vetterli-Vitali.

Ножи изготавливались из передней части клинка штыка. У первой модели рукоять изготовлена в виде накладок из натурального дерева с двумя железными заклепками. Вторая модель отличается от первой рукояткой, поскольку при ее изготовлении использовались, из практических соображений, готовые рукоятки для инструментов, которые можно было найти в продаже. Ограничитель, изготовленный из обрезка листовой стали, приобретает форму вогнутого овала; можно найти экземпляры, у которых изгиб направлен к лезвию, и те, у которых он направлен к рукоятке; можно предположить, что это связано со спешкой в производстве, из-за которой сборщики собирали ножи то одним, то другим способом.

Основным американским штыком в канун 1-й Мировой войны являлся штык обр. 1905 года к винтовке Спрингфилд 1903 г. и самозарядной винтовке Гаранда М1. Штык с клинком 405 мм при общей длине в 525 мм явно не соответствовал новому характеру войны, однако, ввиду ограниченного участия американских войск в боевых действиях на европейском театре военных действий в 1-ю Мировую войну, их особенно не резали.

До вступления США в 1-ю Мировую войну армия Соединенных Штатов располагала множеством наблюдателей в странах союзников, поэтому не стоит удивляться, что предложенный Жоржем Дюбуа в 1916 г. Военному министерству Франции стилет-кастет с узким стилетообразным трехгранным клинком, деревянной рукоятью, закрытой защитной дужкой с пирамидальными выступами и отвергнутый военными чиновниками, вызвал интерес в США и был рекомендован для вооружения морской пехоты.

Стилет-кастет под названием «Trench Knife M1917» был принят на вооружение в 1917 году. У первых моделей пять пирамидальных шипов выштамповывались по периметру гарды. Пирамидальную форму имела и гайка, закрепляющая деревянную рукоять. Первой модель стала производить фирма Henry Diston & Sons. Далее список подрядчиков расширился за счет Oneida Community Ltd. (O.C.L.), Landers, Frary and Clark (L.F. & C.) и American Cutlery Co (А.С.Со). Landers, Frary and Clark производил также модели с 6 и 7 выступами на защитной дужке рукояти. В 1918 г. модель слегка видоизменили: вместо штампованных пирамидальных выступов защитная дужка получила два ряда загибаемых наружу зубцов. Ножны, производимые Jewel Belt Co., мало отличались от штыковых и имели стандартные проволочные крюки для крепления на пистолетный ремень.

Трехгранный клинок длиной около 250 мм отличался минимальной функциональностью и изрядной хрупкостью. Дужка-кастет, хотя и выглядела угрожающе, но на практике в качестве кастета была малополезна. В результате, к началу 1920-х военное ведомство сняло траншейные ножи обр. 1917/1918 гг. с вооружения и даже пыталось продавать их на гражданском рынке.

Поскольку армии требовалось более универсальное оружие для рукопашного боя, которым можно было бы как резать, так и колоть, U.S. Ordonnance Department начал выбор новой модели, руководствуясь следующими семью целями:

1) улучшить захват ножа в руке;

2) нож должен быстро выходить из ножен;

3) нож не должен выпадать из руки даже при ударе;

4) возможность его применения в качестве кастета, чтобы брать пленников;

5) возможность нанесения ударов по всем направлениям;

6) менее длинное и обоюдоострое лезвие;

7) замена древесины рукоятки.

В основу выбора модели были положены следующие критерии: может ли солдат, удерживая в руке нож, применять другое оружие; быстрота применения; выпадет ли нож из рук солдата, если он потеряет сознание; удобство удержания ножа в руке при передви-жении ползком; вероятность того, что нож будет выбит из руки солдата; вес, длина и форма клинка.

В результате сравнительных испытаний Американский экспедиционный корпус и Управление вооружений приняли на вооружение кинжал-кастет «U.S. Mark 1 Trench Knife», предложенный майором Джеймсом Юджином Мак-Нери, офицером интендантства, который служил в то время в Париже. Поскольку клинок кинжала-кастета идентичен французскому «ножу-кинжалу модели 1916 г.», вероятно при создании модели майор вдохновлялся ножами, увиденными им у французских военных, добавив к ним тяжелую рукоять в виде кастета, выполненную из латуни. Модель была им запатентована в США 1 июня 1918, в Англии 17 октября 1918 года и во Франции – 25 октября 1918 года.

Первая серия была изготовлена во Франции Генеральным Обществом по производству ножей и ювелирных изделий в Сент-Уан - S.G.C.O. под маркой Au Lion («О Лион» - «У льва»), представлявшей собой лежащего льва под надписью Au Lion, которая была зарегистрирована в Тьере 14 мая 1906 г. Антуаном Гононом, а затем продана компании S.G.C.O. 9 июня 1909 г.

Дальнейший заказ на 1233780 кинжалов был распределен между четырьмя предприятиями: L.F.& C. (Landers, Frary & Clark, New Britain, Connecticut), H.D.& S. (Henry Disston & Sons, Philadelphia), A.C.C. (American Cutlery Company) и O.C.L. (Oneida Community Limited, Oneida N.Y.). Однако из-за перемирия 11 ноября 1918 г. договор был аннулирован, было изготовлено всего 119 424 кинжалов, в основном Landers, Frary & Clark.

В 1927 году модель была объявлена “Limited Standard”, однако заменить ее чем-то более современным американцы не догадались. Кроме того, с 1-й Мировой войны в арсеналах осталось более 100 тыс. экземпляров Mark 1, которые и отправились на фронт с началом боевых действий 2-й Мировой войны: в виду ограниченности запасов ими приоритетно снабжались специальные части - рейнджеры, парашютисты и войска специального назначения, несмотря на то, что кинжал-кастет был тяжеловат для того, чтобы носить его в сапоге по моде парашютистов США, и за всё цеплялся.

Снабженцы попытались возобновить закупки этой модели, несмотря на более чем низкую оценку ее функциональности во фронтовых условиях, остановил их только стратегический характер сырья, идущего на рукояти: в меди испытывали острую потребность производители боеприпасов и, похоже, лишь это спасло американских солдат от второй части эпопеи с кинжалами-кастетами.

Английский штык обр. 1888 г. Мк II к винтовке системы Ли-Энфильд имел обоюдоострый клинок длиной 304 мм и во время 1-й Мировой войны и тем более после нее активно переделывался в траншейный кинжал с заменой рукояти. Однако, поскольку основной в британских войсках с 1908 по 1943 год являлась винтовка Short Magazine Lee-Enfield (S.M.L.E.) для компенсации длины укороченного ствола она получила штык с клинком длиной 435 мм в полном соответствии с концепциями военных теоретиков: несмотря на то, что английские солдаты были великолепными стрелками и обеспечивали высокую плотность огня, обращать противника в бегство при сближении на минимальную дистанцию планировалось штыками. Штык производился как оружейными, так и ножевыми производствами – Enfield Royal Arms Factory, Remington, Winchester, Wilkinson Sword Company, а также на фирмах J. Chapman, R. Mole и Sanderson & Neubold.

С началом 1-й Мировой войны британские войска получили специальные траншейные ножи. Не мудрено, что ими стали гибриды ножей и кастетов: британцы были большими поклонниками бокса, который и предписывался к использованию при близком контакте с противником. Впавшая перед войной в затяжной кризис ножевая отрасль Великобритании наладила поставку ножей-кастетов наряду с широкими уэльскими мечами (Welsh Fusiliers Knife), которые лорд Howard De Walden закупал в качестве вспомогательного оружия для пулеметных расчетов. Дизайн последнего в годы 2-й Мировой войны взял за основу при разработке своего Смачета майор Рекс Эплгейт.

Ножи-кастеты предназначались в первую очередь для штурмовых отрядов, в задачу которых входила быстрая зачистка неприятельских окопов, следовавшая сразу за артподготовкой. Британцы сразу за огневым валом врывались в немецкие траншеи, выявляли уцелевшие блиндажи и укрытия с неприятелем, которые тотчас забрасывали ручными гранатами. От выбегающих наружу немцев предписывалось отмахиваться левой рукой, с надетым на пальцы ножом-кастетом, при этом клинок был в положении обратного хвата. Основная идея применения этого оружия заключалась в двойном ударе: на прямом движении британский солдат пытался разбить челюсть или разворотить скулу врагу, а на обратном – распороть противнику горло клинком. Производства Шеффилда выпускали целую гамму подобных изделий: начиная от массивных латунных кастетов, к которым был приклепан клинок, и заканчивая минималистическими изделиями, выполненными штамповкой из листовой стали с фигурными рукоятями, первое же применение которых по назначению скорее всего заканчивалось серьезной травмой пальцев самого владельца.

Наиболее интересные модели производились на фирме Robbins (Dudley, Worcestershire). До начала войны этот производитель вообще не делал ножей: с 1870-х и до середины 1920-х он занимался инструментом для металлообработки. Однако его модели с литыми рукоятями из алюминиевого сплава были по-настоящему революционны для своего времени: кинжалы с литыми рукоятями и массивными навершиями, кинжалы с защитными дужками, Т-образные и обычные кинжалы-кастеты.

Служившие в армии Великобритании подразделения непальских гурков имели на вооружении национальные ножи кукри, которыми виртуозно владели.

В российской армии после японской войны была начата серьезная реорганизация, осуществлялась колоссальная работа по устранению недостатков, проявившихся в ходе боевых действий. Главным видом боевых действий признавалось наступление, но должное внимание уделялось и обороне. В атаках применялись более редкие боевые порядки, чем в других европейских армиях (интервалы до 5 шагов). Изучался встречный бой, действия в ночных условиях, вместо «ударной», т.е. штыковой, вводилась «огневая» тактика. От солдат требовалось самоокапывание не только в обороне, но и в наступлении.

Начавшаяся перед 1-й Мировой войной военная реформа, будучи весьма передовой по содержанию, оказалась существенно затянута. Основным штыком являлся все тот же игольчатый четырехгранный штык к пехотной и драгунской винтовкам системы Мосина обр. 1891 г. Все попытки принять на вооружение клинковые штыки, например, штык-кинжал к казачьим винтовкам, заканчивались опытными образцами.

Тем не менее, в период 1-й Мировой войны в российской армии было некоторое количество клинковых штыков. В первые месяцы войны, пока российская армия наступала, на Юго-западном фронте целые дивизии российской армии вооружались австрийскими винтовками “Маннлихер” 1889 и 1895 гг. с соответствующими штыками, инженерные части русских армий были переведены на германские винтовки «Маузер» «88» и «98». Вычистили все арсеналы – в действующую армию пошли трофеи русско-японской войны – винтовки Арисака 1897 г. и 1905 г. с клинковыми штыками.

300 – тысячная партия винтовок Винчестер под русский патрон 7,62 с клинковыми штыками была поставлена США. У Франции Россия купила 250 тысяч однозарядных винтовок Гра 1874 г. и Гра-Кропачека 1874/85 гг. с клинковым Т-образным штыком. Ими сначала хотели обеспечить тыловые гарнизоны, но затем вооружили ополченческие дивизии 9-й армии, брошенные в бой на Северо-западном фронте. Итальянцы помогли поставками однозарядной винтовки Веттерли-Витали 1870/87 гг. со штыком длиной более полуметра.

Казачьи пластунские пехотные батальоны, имевшие особый статус в армии Российской империи, с собственными боевыми традициями и правилами, широко использовались на кавказском фронте против турецкой армии во время 1-й Мировой войны. Пластуны славились умением эффективно применить кинжал, были подлинными мастерами засад, встречного боя, отличались меткостью в стрельбе и ловкостью в рукопашных схватках. В авангардных боях, разведке и рейдах по тылам противника, они виртуозно действовали холодным оружием, бесшумно снимая боевое охранение и в полной тишине вырезая целые подразделения. Командовавший одним из батальонов пластунов наследник иранского престола Амманула Мирза почитал управление такой частью за честь.

Уставный кинжал Кубанского казачьего войска был утвержден приказом по Военному Ведомству № 133 от 13 марта 1904 г., примерно в то же время свой кинжал получило и Терское казачье войско. Однако утверждение уставных образцов кинжалов оказалось, по сути дела, формальным актом. Казачье войско мало обременяло себя описанием и чертежами, продолжая осуществлять заказ и отделку клинков по своему собственному усмотрению. Кроме этого казакам было дозволено выходить на службу с доставшимися им от отцов и дедов шашками и кинжалами, т.н. «дедовским» оружием, лишь бы оружие это было годно в боевом отношении. Хотя клинки Златоустовской оружейной фабрики и сохраняли неизменными свои основные конструктивные черты, но, поскольку отделкой шашек и кинжалов занимались военно-ремесленные школы, войсковые мастерские и многочисленные мастера-кустари, казачьи кинжалы отличались большим разнообразием.

Появление бебутов – кинжалов с изогнутыми клинками, - связывается уже с походами в Среднюю Азию и российским протекторатом над северными территориями Ирана. Главной опорой Империи в этом регионе являлись отдельная казачья бригада и русские регулярные войска, которые и популяризировали подобную форму кинжала.

Основной целью принятия бебута на вооружение была замена артиллерийской шашки, мешающей вести огонь орудийному расчету новых скорострельных орудий, поступавших в армию с 1902 г., а также обеспечение возможности ведения рукопашного боя в траншеях и ходах сообщения. Основным доводом против кинжала было отсутствие опыта владения им у орудийной прислуги: кроме состоящих на государевой службе иноверческих частей из Кавказского региона и казаков, подобного опыта у русских, преимущественно набираемых в артиллерию, не было.

Вследствие этих расхождений во мнениях решение о перевооружении было принято только после русско-японской войны. В 1907 году бебут – «кинжал кривой солдатский образца 1907 года», был принят на вооружение жандармерии, в 1908 г. - нижних чинов пулеметных команд, в 1909 году - всех нижних чинов артиллерийских войск, кроме конной и конно-горной артиллерии, в 1910 году - нижних чинов конных разведчиков пехотных полков. В период 1-й Мировой войны для этих же подразделений изготавливался упрощенный вариант кинжала с прямым клинком.

На завершающем этапе войны бебут использовался в ударных частях российской армии, т.н. «легионах смерти» и «батальонах чести», на которые легло основное бремя войны, в том числе регулярные рейды в разведку и боевое охранение. Бебут, как короткоклинковое оружие, оказался достаточно эффективен в качестве окопного кинжала.

Link to comment
Share on other sites

Ничего себе, все читают, но молчат.

тема числилась как закрытая - ответить было низзя.

 

Текст сегодня уж поздно читать, завтра. ;)

Link to comment
Share on other sites

Почему закрытая? Я на Армейском закрыл, чтоб здесь все читали,а здесь не закрывал ...

Link to comment
Share on other sites

А, в этом смысле ... то-то я гляжу, куча народу поглядела и ...тишина. Все пошли осмыслять. Я уже скоро по второй накрапаю, благо в отпуске и времени полно, а вы еще по первой осмыляете. Чувствую, надо большую часть в отвал пускать, а то в книге читатели до картинок не дойдут.

Link to comment
Share on other sites

Вам хорошо так говорить,для Вас эта тема привычная.а я в это вопросе щченок,для меня почти вся информация новая.

однако подана она хорошо,умело.спасибо.

P.S.я вон после темы про онтарево дня четыре думал.а тут вона.

Link to comment
Share on other sites

А, в этом смысле ... то-то я гляжу, куча народу поглядела и ...тишина. Все пошли осмыслять. Я уже скоро по второй накрапаю, благо в отпуске и времени полно, а вы еще по первой осмыляете. Чувствую, надо большую часть в отвал пускать, а то в книге читатели до картинок не дойдут.

Наоборот, сначала бросятся картинки смотреть! ;)

Link to comment
Share on other sites

Вот почему я никогда не стал бы писать книгу, это потому, что читая других всегда нахожу что-нибудь "не так". В данном случае это само повествование. Непонятно, то ли идёт речь об историческом перечислении значимых фактов в мировом ножеделии, то ли аналитичсекий обзор отдельных эпох и отдельных географических районов, толи как человечество пришло от палки к штык-ножу.

 

Мнение личное, непрофессиональное и поэтому легкооспаримое.

Link to comment
Share on other sites

Не по фактам, а скорее по стилю.

 

Австрийцы и немцы иногда использовали в качестве набалдашника такой дубинки корпуса немецких тёрочных гранат-лимонок.

Не совсем корректно так называть. Kugelhandgranate 13 - это граната с терочным запалом, а не терочная. Да и лимонками их если и называли, то позже. Я бы сказал как-то так:

...корпуса немецких круглых ручных гранат с глубокой насечкой...

 

Предприятие Анри Ко, которому помогали его племянники, срочно возвращенные с фронта, расположенное вблизи от линии фронта, было срочно переориентировано на производство товаров для кавалерии: подков, стремян, деталей сбруи, шпор и поставки, в кратчайшие сроки, сначала весьма примитивного окопного кинжала, известного как «гвоздь», а затем окопных кинжалов оригинального дизайна с рукоятью скелетного типа.

Перенавороченное предложение.

Link to comment
Share on other sites

а у меня претензий нет:"тёрочная лимонка" для восприятия простого человека как-то удобнее,сразу в голове всплывает образ из кино.а предложение про отозванных с фронта родственников...да,перегруженное,но тут я понимаю:сам иной раз такого монстра зафигачу,что пипец.а начнёшь монстра на простые предложения дробить - телеграф получается ;)

Link to comment
Share on other sites

Ладно, устоявшееся слово "лимонка" - это полбеды.

А вот что обычный человек подумает про "терочную гранату"? Это как вообще?

 

Хотя хозяин-барин. Если автору так больше нравится - пусть так оставляет.

Лично мне это не помешает книгу воспринимать ;)

Link to comment
Share on other sites

Чувствую, надо большую часть в отвал пускать, а то в книге читатели до картинок не дойдут.

А это предполагается совсем без картинок? Ну уж хотя бы небольшими иллюстрациями можно снабдить-то. А то тяжеловато читать. Много. Не на чем отдохнуть :)

 

Поэтому во французской армии такая миссия, как правило, не доверялась кому попало, отбирались определенные солдаты, спокойные, эффективные, которые чаще всего выбирались командирами подразделений и групп прямо перед атакой. Запрещалось брать на это дело добровольцев по вполне понятным соображениям. Иногда командиры приносили связку ножей прямо перед выполнением задания и вручали их отобранным солдатам. В германской армии чистильщики вооружались зачастую палицами с шипами или сельскохозяйственными серпами. Австрийцы и немцы иногда использовали в качестве набалдашника такой дубинки корпуса немецких тёрочных гранат-лимонок. Всеми сторонами использовались также заточенные саперные лопаты.

Типичный пример - абзац теряет смысл без предыдущего (какая "такая" миссия). А ведь я, пока читал, уже забыл, о чем был предыдущий абзац. Надо напрягаться, потому и тяжело. То же с "такой дубинки" - имхо, лучше повторить "дубинки чистильщика".

 

Местами, с удовольствием Мастер Йода бы текст подобный читал ;)

Link to comment
Share on other sites

Информация замечательная, но без "кино" не привыкли !  У меня всё наоборот:   я сперва посмотрю-потрогаю, а потом информацию ищу, может  это неправильно, но зато запомнишь на всю жизнь!  ;)

Link to comment
Share on other sites

много цитат говорит.

 

некоторые в подобных случаях просто выделяют первоисточник жирным лиловым цветом, а свои комментарии пишут скромным обычным черным, например, и форум не понимает, что его обманули

 

много цитат говорит.

 

некоторые в подобных случаях просто выделяют первоисточник жирным лиловым цветом, а свои комментарии пишут скромным обычным черным, например, и форум не понимает, что его обманули

 

и так далее

Link to comment
Share on other sites

Эвона то оно как ... по стилю согласен,это сырой текст, его еще никто не редактировал, там работать и работать. Стучу по клаве и сюда ссыпаю. По лимонкам - надо быть проще и к тебе потянутся, 100-0,00000....1 процентов читателей о ножах все равно них... не понимают про гранаты, им что в лоб, что по лбу. Это я этих терок разобрал кучу, я их как пресспапье использую, хобби такое, а вот любителям ножиков гранаты по барабану, незачем утоньчать разъяснения. Или я не прав? По смыслу - это введения к главам, в которых кратко, галопом по Европам, я пробегаюсь по тем ножикам, которые показаны непосредственно в главах. Конечно по самым-самым, а не по всем. Плюс некоторые общие слова типа по истории, чтоб тупой читатель, который не знает, что такое 1-я мировая, немного просек тему. Андестенд? Ругайте, ругайте, полезно. Почему текста много, ведь есть Армейский клинок, а это типа иллюстративное приложение? Потому что он на русском, а эта книга будет билингвовой, вот и хочется, чтоб иносранный читатель что-то мог почитать. Но фотки будут дальше, вот оглавление, так вот эти введения будут в начале каждой главы, а всего их 6.

 

1. Введение.

 

2. Короткоклинковое оружие 1-й четверти 20-го века.

 

2.1. Штыки, ножи и кинжалы 1-й Мировой войны.

2.1.1. Траншейные ножи и кинжалы центральных государств Коалиции.

2.1.2. Короткоклинковое оружие стран Антанты.

2.1.3. Кинжалы Российской империи.

 

2.2. Короткоклинковое оружие разных стран.

 

3. Холодное оружие 2-й Мировой войны.

 

3.1. Ножи 3-го рейха и стран Оси.

3.1.1. Уставные и произвольные образцы армейских ножей.

3.1.2. Образцы складных и специальных армейских ножей.

 

3.2. Армейские ножи РККА

3.2.1. Штыки и штатные образцы армейских ножей.

3.2.2. Подарочные ножи.

3.2.3. Переделочные и кустарные военные ножи.

 

3.3. Ножи и кинжалы США и стран Коалиции.

3.3.1. Уставные армейские ножи и кинжалы.

3.3.2. Уставные образцы ножей ВМФ.

3.3.3. Коммерческие образцы ножей и кинжалов.

3.3.4. Специальные и складные модели.

 

4. Финские армейские ножи.

4.1. Штатные армейские образцы.

4.2. Национальные образцы армейских ножей и блиндажные ножи Зимней и 2-й мировой войн.

4.3. Произвольные и «памятные» армейские и курсовые модели.

 

5. Ножи второй половины 20-го века.

 

5.1. Ножи СССР и стран Варшавского договора.

5.1.1. Армейские ножи и штыки-ножи СССР.

5.1.2. Ножи стран Варшавского договора.

 

5.2. Ножи США и стран НАТО.

5.2.1. Короткоклинковое оружие армии и флота США и различных стран НАТО.

5.2.2. Малосерийные и коммерческие образцы ХО специальных частей.

5.2.3. Специальные и складные ножи.

 

5.3. Национальные армейские ножи разных стран.

 

6. Новейший период развития российских армейских ножей.

6.1. ХО специальных частей силовых ведомств РФ.

6.2. Подарочные и наградные модели.

Link to comment
Share on other sites

Несмотря на широкую распространенность окопных ножей и кинжалов в 1-ю Мировую войну и накопленный огромный практический опыт штурмовых и разведывательных подразделений, ни одна из сторон не вынесла для себя из войны должные уроки. Хотя в Германии руководство рейхсвера среднего и высшего уровней активно участвовало в 1-ой Мировой войне и само могло убедиться в возможностях применения боевых ножей, однако никаких выводов сделано не было и армия Веймарской республики штатного ножа не получила, а оставшиеся нереализованными окопные ножи легли на склад.

В 1935 г. был создан вермахт, введена всеобщая воинская повинность и вооруженные силы Германии стали активно развиваться, т.к. руководство 3-го рейха начало готовиться к реваншу. Поскольку ставка традиционно делалась на быструю победоносную войну, главное внимание при этом было уделено флоту, авиации и бронетанковым войскам, которые оснащались самой современной техникой. Пехота никаких нововведений практически не получила, кроме пулемета MG 34 и стальной каски М35. Основным штыком продолжал оставаться все тот же «Seitengewehr 98K» к той же винтовке Mauser обр.1898 г., карабинам «98b» и новому «98k», винтовкам «33/40» и «98/40», изменения коснулись только накладок рукояти, которые стали изготавливаться из бакелита, хотя часть штыков сохранила деревянные накладки. Эта модификация штыка изготавливалась с 1934 г., начало массового выпуска – 1936 г.

Ножей на вооружение вермахта принято не было, хотя с 1933 г. начался массовый выпуск форменного холодного оружия для различных политических, спортивных, военизированных и пр. организаций 3-го рейха. Выпускалось много вариантов кортиков для различных родов войск, парадных штыков, даже на основе дизайна швейцарских кинжалов «гольбейн» были разработаны служебные кинжалы штурмовиков SA (Sturmabteilung – военизированные формирования НСДАП), SS и других организаций. Кроме штатного форменного оружия множество фирм выпускало произвольные варианты штыков на основе парадной модификации «KS98», короткого штыка обр.1898 г., они предназначались для ношения с формой вне строя и приобретались военнослужащими самостоятельно. Существовало множество вариантов травления клинков под заказ, некоторые немецкие фирмы даже выпускали каталоги возможных вариантов украшения клинка.

Тяга немцев к украшательству резко снизила боевые качества этих изделий, несмотря на то, что в их основе лежали неплохо зарекомендовавшие себя образцы холодного оружия. Ослабленные хвостовики клинков и силуминовые рукояти парадных штыков, травмоопасные детали прибора служебных кинжалов делали их малопригодными в качестве армейских. Наглядным примером этому служат многочисленные, сохранившиеся в качестве трофеев образцы подобных изделий, претерпевшие для восстановления боевых свойств существенные переделки, заключавшиеся в спиливании травмоопасных деталей прибора и переделке клинка. Видимо создатели этих образцов форменного оружия придавали им скорее символический, нежели функциональный смысл.

Первой, как и следовало ожидать, свой нож получила военная авиация - Люфтваффе. Стремительное ее развитие потребовало предоставить летному составу специальное снаряжение, к которому и относился «Kappmesser M1937», инерционный нож летчика, принятый на вооружение 24 мая 1937 года. Он относился к оснащению для выживания летного состава, об использовании его в качестве боевого ножа при его конструировании и выдаче подразделениям никто и не думал. Нож должен был служить в большей степени для распутывания и отрезания строп парашюта в случае попадания в нештатную ситуацию при аварийном покидании экипажем самолета.

Разработка ножа шла по заказу летчиков, которым был нужен компактный нож, открываемый одной рукой, на случай если вторая рука занята или повреждена. Работа механизма ножа строилась на использовании веса клинка, поэтому подобные ножи принято именовать гравитационными или инерци-онными. Корпус ножа представлял собой