Перейти к содержимому

Форум был обновлен до последней версии. Просьба сообщать о проблемах, недоработках и иных вещах, которые могут возникать при столь машстабном переезде.

Для обсуждения обновленного форума была создана новая тема - https://rusknife.com/topic/26891-обновленный-форум/

 

    • advertisement_alt
      advertisement_alt
    • advertisement_alt
      advertisement_alt

Va-78

Финский нож советской стали - 2

Рекомендуемые сообщения

Михайлов Иван Трофимович

-Приходилось ли вам участвовать в рукопашных боях?

-У меня такое было не раз. Я помню, что когда учился в военном училище (Куйбышевского военно-пехотного училища), нас учили: всегда на всякий случай носить финку в сапоге, говорили: обязательно носите. И один раз немец так крепко меня зажал и начал душить, что только финка спасла. А в другой раз с немцем мы столкнулись в коридоре. Я его тогда хорошо прикладом саданул. За мной бежали ординарец и еще солдатики, они его и уничтожили.

 

Годов Борис Евграфович

Помню, лётчика одного вытащили, прилетел на нашу передовую и посадку сделал, ну не посадку, кувыркнулся. Мы к нему побежали.

На чём лётчик был?

- На штурмовике Ил-2. Там стрелок был уже, подбежал я к нему, тот держится за лицо и кровь льётся. Ребятам говорю – вытаскивайте его. Я к лётчику – как дела, он говорит – сознание теряю, прихожу, у него тампончики такие – он забивал вату, ранен в левую руку. Пуля пробила щиток, с близкого расстояния, ну, со сравнительно близкого расстояния и ранила лётчика. Вытащили мы его, положили, раз 5 стрельнули сигнальными ракетам в сторону дороги. Махали-махали – давайте сюда кто-нибудь. Ни один не останавливается, не подъезжает. Ну я его перевязал, все хорошо сделал. У меня, говорит, финка есть, возьми на память её. И весь паёк самолётный, который у нас есть, у стрелка там есть такое место, там на неделю что ли. Все вытащили. Все забирайте.

Фамилию лётчика не помните?

- Нет. На финке были фамилия, имя, отчество, или фамилия-имя – две буквы. Из мрамора была ручка, мраморная, и такая красивая! Так вот с переливами бело-голубоватыми. Вот и вся память…

….Так задача и ставилась – «нужен офицер»?

- Да. Когда уже в немецкий тыл идём – мы узнавали, какая часть. «Языка» должны брать у неё в тылу. Как-то раз допросили одного пленного и не стали его расстреливать. Опасно, всё рядом с деревней. Сказали – иди вот в эту сторону. Если выйдешь к деревне раньше, чем через полчаса – ты будешь мёртвый. Попугали и все.

Отпустили его?

- Да. Не стали шум создавать. А резать его ножом – это дико как-то.

Вообще ножом приходилось пользоваться в разведке?

- У меня – нет.

Этому учили?

- Учили, учили. Учили в такую точку нажимать, что человек сразу умирает. Учили пальцами в глаза бить, песок сыпать в лицо. Рукопашный бой был у нас очень популярен. Командир роты собирал нас в свободное время на плац, на рукопашную. И выходят ребята, прослужившие по 3-4 года, приёмами владеют прекрасно, владеют всем, абсолютно всем, как спортсмены. Все бегают 1, 2, 3 километра, на лыжах 10 километров, в отличном состоянии все. Удары отработаны, принять удар, нанести удар или уйти от удара. Прыгали из машины на ходу и всегда вспоминали – сохранить свою жизнь! И внушай себе всегда – ты никогда не погибнешь, парашют твой раскрывается в любом случае. По-моему, каждый верил в это, каждый абсолютно, если не будешь верить, то действительно может что-то случиться.

 

Милькин Иосиф Ефимович

(драка между вояками)

….Это окончательно вывело гвардии старшину из душевного равновесия, и он кинулся в атаку на лейтенанта. Однако в голове лейтенанта ещё были живы воспоминания о близком знакомстве с кулаком гвардии старшины, поэтому он не принял ближнего боя, а круто повернулся, чтобы отбежать на безопасное расстояние. Но второпях повернулся как-то неловко, поскользнулся, вдобавок ещё и споткнулся и, чтобы не упасть, опёрся рукой о землю.

Таким образом, перед разгневанным взором Великого вместо лейтенанта оказалась только лейтенантская задница, туго обтянутая морским клёшем, сшитым по последней флотской моде. Не долго думая, гвардии старшина выхватил финку, с которой никогда не расставался, и полоснул ею по лейтенантской заднице. Финка была солидных размеров и отточена, как бритва. Полоснул гвардии старшина с "потягом", поэтому вместе с изрядным куском добротного флотского сукна отскочил и кусок лейтенантской задницы. Правда, кусок не очень большой, величиной и формой всего с небольшое блюдечко. Вдобавок гвардии старшина ещё и пиннул эту задницу. Сапоги Великий носил большого размера, а до войны хорошо играл в футбол. В профессиональном футболе это называется "большой королевский удар". От этого "королевского" лейтенант, не успев выпрямиться, увеличил дистанцию от гвардии старшины на несколько метров, быстро перебирая по земле двумя ногами и только одной рукой, так как второй ухватился за повреждённый зад.

 

Бучин Борис Владимирович

(прыжок из горященго самолета)

…Я раскручиваюсь, переворачиваюсь, и смотрю - а у меня под ногами трасса пошла. Повезло! Не успели они ещё раз зайти, я уже был на земле. Прилёг в траншею, из истребителя ещё как дали по парашюту. Я побежал.

Потом слышу, кто-то мне кричит в овраге: "Эй, иди сюда!" Побежал. Там шла дорога, зенитки стреляли по нашим самолётам. Думаю, всё, не наши. За поворотом дороги стоит наша полуторка и рядом человек в немецкой форме. Я быстро вправо и лёг около дороги. Это опять меня спасло. Они так поняли, что я сюда не побегу: тут речка, дорога, пустая местность, ни деревца, ничего. Значит, я побежал куда-то в другую сторону. А было уже 16 апреля, на деревьях в Крыму уже листья были, это меня и скрыло. Я лежу, наблюдаю, там метров 100 было. Идут двое с винтовками. Один из них мой парашют скрутил - и на плечо. Пошли в противоположную сторону. Они могли окружить меня и выйти сюда, к дороге, но, кажется, не додумались.

Что делать? Планшет у меня оторвался, а там была шоколадка такая, круглая. Мы же вылетели с рассветом, ничего не ели. Из-за волдыря весь палец раздут был, не сгибался. У меня была финка - мы их делали, когда были курсантами. Точили из расчалок По-2, набирали ручку из разноцветных мыльниц. Такая хорошая финка была. Я палец финкой - раз, и вспорол волдырь, всё вышло оттуда...

Вопрос: как идти? Я был в комбинезоне, разрезал его пополам, сделал куртку. Гимнастёрка, кирзачи, брюки - на мне. У меня было два ордена - Красное Знамя и Звезда - и гвардейский значок. Знамя дали перед Крымом, за Левобережную Украину. Я финкой вырыл ямку, туда положил шлемофон, остатки комбинезона, и землёй засыпал. Кобуру ещё туда. Зачем мне кобура? Вопрос стоял так: если бросать пистолет ТТ, ты никто. Если пистолета нет, нужно взять временное удостоверение лейтенанта. Это я отдельно сложил, вместе с орденами. Больше у меня ничего не было.

 

Гусаров Михаил Павлович

А.Д. – Вы помните вашего первого увиденного немца?

- На Северо-Западном были. На Северо-Западном нам досталось очень тяжело. Там дороги были плохие, мы аккурат продвигались туда, где была «Дорога Жизни», где возили продукты в Ленинград, и там в лесу стояли. В лесу лежневки стелили, там очень низкие болотистые места, и вот мы их стелили, и машины шли – целые колонны. У нас не было несколько дней, целую неделю нечего есть. А машины идут! Мы были с финками, автоматы были. И вот некоторые смельчаки бежали, догоняли их, резали брезент и бросали сухари, или еще чего там. Даже такое было, что увидели лошадь, - мы как наскочили на эту лошадь, схватили и прямо начали её резать. Она ещё смотрит, а ее уже всю располосовали, - потому что там было очень голодно! Нам давали 20 г. Соевой муки и 20 г. Масла. Ремни сыромятные рубили, варили с маслом, - есть было нечего. Продукты были периодами.

Айтакулов Асан

…Однажды меня вызывает подполковник Кугрышев, командир полка. Мы должны были наступать на Киевском направлении. Это был уже 1943 год. 7 ноября взяли Киев, потом Житомир. Вот в этом направлении мы и должны были наступать. Мне поставили задачу: возьмите свое отделение, не больше трех человек. Надо доставить "языка", пленного. Там была речка, за ней деревня, она была у немцев. Мы пошли. Мы заранее знали, где стык, где можно проползти. Зашли в деревню. В одном доме горит огонь, мы пошли крадучись, ночь была темная. Смотрим - ходит часовой туда-сюда, вокруг дома. Мы подумали, что здесь, наверное, командир, подползли. Прыгнули вдвоем на часового, придушили. Ножом, у нас финка была, покончили с ним. Потом подошли к окну. Там двое офицеров чем-то набивают чемодан. Дверь открыта. Вошли: "Хенде хох!". Один взялся за кобуру пистолета - мы его сразу на месте пристрелили. А второй, обер-лейтенант, поднял руки. Мы ему кляп в рот, завязали руки и пошли. Он знал чуть-чуть по-русски. Мы говорим: " Делай то, что мы делаем, мы ползем, и ты ползи, а то сразу финка в бок". Проползли вместе и доставили его. Это один такой случай, а их было много.

 

Семенов Петр Алексеевич

И. В. -Некоторые бывшие солдаты говорят, что из своих непосредственных начальников знают в лучшем случае взводного и ротного...

П. С. -Я знал командира нашей 364-й стрелковой дивизии полковника Воробева, изредка видел начальника штаба дивизии Бадина. Кстати, знаменитое бадинское изречение дошло от Питера до Берлина. Не знаю, стоит ли его говорить? Ну так и быть, скажу. В разведроте было больше половины уголовников. Какие там погоны? Они финками размахивают. И вот, Бадин, красавец, человек умный, идет вдоль строя и говорит: "Товарищи разведчики! До каких же это пор меня, вас и вашего пьяницу капитана Синькевича (командира разведроты) будут называть разъе...аями?!! Возьмем языка-то?" "Возьмем!" И возьмут. После такого подхода обязательно возьмут.

Шаврин Алексей Федорович

- Как бы Вы оценили как противников финнов и немцев? Кто был посерьезнее?

- Финны, они до конца не сдавались. Такого как «языка» трудно было взять, мои разведчики из группы рассказывали, что у них всегда финки были за голенищем, а финка это был очень серьезный нож, ведешь лезвием по бумажке, и бумажку разрезает.

Григорян Азат Артемович

Предлагали ли Вам заменить автомат ППШ на ППС?

- Нет, да я бы и не согласился, мы все в ППШ ходили.

- Были у Вас в саперах финки?

- Были, причем очень часто трофейные немецкие, у половины наших ребят такие были. Вот у меня была немецкая финка, она была очень хорошая. Немецкими было удобно консервы открывать, только провел и все, банка открыта. А как выглядела финка отечествееного производства, я даже не помню.

Андриевский Сигизмунд Болеславович

- В партизанах с бандеровцами не сталкивались?

- А как же, однажды довелось. Перебили мы их всех. Вообще-то, это они нас хотели уничтожить, мы как раз расположились на ночлег, как тут часовой заметил передвижение. Мы были в небольшом лесочке, выставили охрану, и тут прибегает часовой к командиру нашей разведгруппы и докладывает, что: "Слышно, идут какие-то люди". Нас подняли по тревоге, мы приготовились, все уже знали, что такое бандеровцы, поэтому подождали, пока они не приблизятся, и без всякой команды расстреляли их всех до единого, забрали у них оружие, кстати, у каждого бандеровца была финка немецкая. И все оружие было немецкое, было очень много автоматов, и обмундирование на них было немецкое.

- Нож обязательно с собой брали?

- Финка всегда с собой. Нам потом из Урала даже прислали "черные" ножи. Они были очень хорошие, заводские, ручка окрашена в черный цвет, стальное лезвие сантиметров 20, вот оно не окрашено было. Вообще нож очень удобный, когда идешь в атаку, легко его держать было.

- Вас учили рукопашному бою?

- Обязательно. У нас был специальный учитель, майор по фамилии Кодаков. Занятие у нас проходило всегда утром, если только мы не находимся в разведке. Учили по-всякому, и борьбе, и захватам. И через плечи перекидывали, и подножку ставили, и переброску делали, и учили, как надо правильно за морду врага ухватить и свернуть ему шею. Всякие приемы постоянно тренировали, но у меня ссадин и ушибов не было, потому что я был маленький, верткий, всегда выкручивался.

…Вообще же в конную разведку мы ходили часто, через каждые 4-5 дней, хотя бывало и такое, что только через неделю отправляли. В группе разведки постоянного состава не было, посылали по 5, по 6, примерно до 10 человек, но могли даже по 4 или вообще вдвоем отправить. Меня определили в отделение, в котором было 9 человек, а во взводах отряда по 80 человек, или меньше, где как. Всего в отряде насчитывалось 1500 человек, мы как разведчики постоянно общались с командиром отряда и начальником штаба Поляковским, политрука же группы даже не видел. Вооружен я был автоматом и гранатой РГД, также ножи были, кто какой имел, у одного был домашний кинжал, которым свиней резали. Кто как вооружался. Вот воевал я в гражданской одежде, но была обязательно красная ленточка на шапке у каждого партизана.

….Атаковали дома следующим образом: сразу простреляем хорошенько, подавим огневые точки, заставим немцев укрыться, а тем временем хлопцы подлезут поближе. И кто как в дом прорывался, особенно удобно было в двухэтажные забираться, потому что в таких домах немцы очень любили на втором этаже сидеть, сверху же им видно все. После того как мы оказались внутри дома, то все, он уже считай наш, мы немцев подушили и побили быстро, и новый дом захватывать надо. Почти все дома в городе мы брали в основном штурмом, и где немцы могли тикать через двери или окна, там обязательно стояли два человека с ножами. Самое главное, во время штурма обязательно надо хранить боепитание, стреляешь по 2-3 патрона, там, на автомате переводится на короткие очереди или одиночные. Кстати, переключать на наших автоматах режим стрельбы было очень удобно, к примеру, одного немца убили, хорошо, если еще лезут, то быстро перевел на автоматическую стрельбу, и по пять человек скосил очередью.

Гехтман Эля Гершевич

Г.К. - Давайте продолжим "по стандартным вопросам к воевавшим в разведке". Как была вооружена разведгруппа, идущая в поиск?

Э.Г. - Прежде всего мы не брали с собой ничего лишнего. Шли налегке, в ватниках, а не в шинелях или в полушубках. Перед заданием разведчики сдавали в роте свои ордена и документы. У каждого автомат, на поясе два запасных диска или рожка, по две гранаты-"лимонки", пистолет в кармане и финка за голенищем сапога. Ракетница только у старшего группы. Нередко мы пользовались немецкими автоматами.

Леднев Эстер Николаевич

- Выдавали ли радистам специальную форму, плащ-палатки? Выдавали ли ножи?

- Нет, все одинаково одеты были, и пехотные разведчики тоже. А ножи не выдавали, я свой носил, финку немецкую. У наших ножей сталь плохая была, банку консервов раскрыл - он тупой, а финкой можно металл соскабливать, даже строгать без опаски можно было. У нас все стремились с трофейными финками ходить, они красивые, ручки отделанные, не то, что наши, как будто деревяшки, а не ножи держишь. Провод разрезал: опять наш нож тупой, а финка нет. Не было у нас ничего, скрывать нечего. Все трофейное носили.

Балдин Александр Федорович

- Сухари, да?

- Ну, как. Буханка есть. На три дня один и ещё половинка, и американской тушёнки. Или сама тушёнка, или ветчина. Ложки были, некоторые ребята держали, ложка, ножиком раз, а у меня была тогда немецкая финка. Разрежешь, чтобы всем одинаково, разложишь. Галеты давали...

Даель Аркадий Исаакович

Г.К. - До рукопашных боев доходило в этот период?

А.И.Д. - Нет. Немцы не давали нам подойти ближе, чем на 50-100 метров. Но я не думаю, что у нас в роте люди были морально готовы к рукопашной схватке. Ножи никто не носил, но штыки были у многих, и тем не менее...Рукопашная, это в первую очередь, способность в одно мгновение превратиться в жестокого сильного зверя, - не каждый мог...У меня одно время была красивая финка с наборной ручкой, товарищ подарил, но финку украли в госпитале. Мы воевали обычным стрелковым оружием, предпочитая ППШ с рожковым "магазином", поскольку с круглыми дисками была одна беда, пружина в них постоянно заедала. При себе держали обычно три запасных рожка. У большинства солдат на поясе еще висело по 4-5- гранат РГ-42, саперная лопатка. Одно время носили противогазы, поскольку нас предупредили, что немцы готовят химическую атаку, а когда опасность такой атаки миновала, мы скинули все противогазы на повозку к старшине.

 

Князик Леонид Евсеевич

Г.К. - Полковые разведчики имели какие-то «послабления в службе»?

Л.К. - Отношение к нам было разным, «лавровыми венками» нас не баловали. Но мы были намного лучше экипированы, чем простая пехота. Ходили в офицерских галифе, в добротных сапогах. Имели «связи» с тыловиками, осуществляли с ними «бартерный обмен» - трофеи на всякого вида и рода достойное снабжение. Мы имели репутацию «пижонов», ходили с чубами, финками, трофейными пистолетами на ремнях. Но в штабе мы не считались «любимчиками». Всегда вырывали для себя отдельную землянку на отшибе, возле всяких начальников не ошивались. Длительное нервное напряжение настолько изматывало физически, что даже после успешно выполненного задания - сдашь пленного в штаб и сразу, без задержки, к себе- отсыпаться. Для охраны штаба или нмени полка нас не использовали. Но меня иногда могли «запрячь», как знающего немецкий язык, переводить на допросе. Я считался бойцом - «с неоконченным высшим образованием», (в стрелковых частях таких было немного).

Г.К. - Молодое пополнение в разведке чему-то обучали?

Л.К.- Конечно, мы же не имели фронтового опыта. Учили, как надо бесшумно ползти, преодолевать заграждения. Показывали как «снять часового», и когда на тренировке тебя назначали «караульным немцем», то ощущение было не из самых приятных. Показывали, как надо выбить нож из руки в рукопашной схватке, как «завалить» часового. Но,например, как снимать мины - нас не учили, поскольку разведчикам в поиск при необходимости придавались саперы.

Гинзбург Борис Иосифович

Б.Г. - Кроме трофейного оружия, мы имели только два источника для пополнения своего боевого снаряжения. Или забирали оружие у местных по-хорошему ( они его в начале войны много подобрали), или посылали специальные группы для сбора оружия на поля боев 1941 года. Отдельные группы уходили даже на 140 километров, под Слуцк, пытаясь достать вооружение.

Проводились также боевые операции, целью которых было - только захват оружия и боеприпасов. Пример. Немцы выходили на охрану железной дороги сразу группами по двадцать человек. Мы устроили засаду, залегли по шесть человек с каждой стороны полотна, чтобы вести перекрестный огонь. На рассвете немцы идут по железке, разводят караулы. Открыли огонь, немцы попадали, приняли бой. А потом к ним на дрезинах подошло подкрепление. Мы даже не успели забрать оружие у убитых. Стали нас гонять по топким болотам, устроили такую облаву…, что мы насилу вырвались из капкана. Из всего оружия, мы наиболее ценили автоматы ППШ, и когда мимо нас проходили рейдом ковпаковцы, то мы выменивали у них эти автоматы, даже за самогон. Немецкие автоматы мы «не уважали», так, видимо, проявлялся наш патриотизм. Холодное оружие было у многих партизан, у меня был - нож-финка, снятый с пленного немца.

Г.К.- Были случаи, что партизаны помиловали кого-то из немецких пособников? Я не имею в виду перебежчиков.

Б.Г.- Нет. Пленных немцев, после допроса в штабе, сразу расстреливали, а пленных полицаев и солтысов (старост) после короткого партизанского суда, а зачастую, и без всякого суда - убивали ножами и штыками. Патроны на них жалели. Мне тоже это приходилось нередко делать, я мстил за свой народ, и по сей день не жалею, что своими руками резал предателей.

Один раз , зимой сорок третьего года, заколол приговоренного к смерти старосту-предателя и немецкого пособника, отца моего бывшего соученика. И рука никогда не дрожала… Вот так …

Маргулис Иосиф Ильич

Г.К .- Как вооружалась партизанская разведка?

И.М. - У меня лично, был автомат ППШ с тремя дисками, пистолет ТТ, финка, и обязательно граната на «крайний случай» - для самоподрыва при угрозе пленения. Такая граната была без исключения у всех партизан входивших в состав разведки или группы подрывников.

Осенью 1943 года нам сбросили на парашютах новые автоматы с «рожковыми магазинами». Так у меня один такой «магазин» поляки сперли.

Беренштейн Леонид Ефимович

…На что командир ответил - "Звание партизана надо в бою заслужить. Ваши действия - это пропуск в отряд. Я дам вам тол, вы для начала подорвите парочку немецких эшелонов, тогда и поговорим. Посмотрим, какие из вас вояки".

А потом приказал своим автоматчикам - "Сергея Бекташева сюда позовите". Появился паренек, за плечами автомат, на ремне четыре гранаты, финка и запасной диск автомату. Командир ему говорит - "Покажещь этим ребятам, как надо железнодорожное полотно минировать

….Немцы в Гапсино были на ногах, в полной готовности присоединиться к погоне. Банкет в штабе начался с опозданием. Но у ребят уже не оставалось времени на раздумье. Подъехали к штабу. Имас вышел из машины и стал расспрашивать часового дорогу на Шполу. В это время, сзади незаметно подкрался Бронецкий и заколол немца ножом. Немец не успел издать и звука, труп оттащили в кусты.

…Позвал Горячего, доложил ему, какая "птица к нам в отряд залетела".

Горячий внимательно все послушал, пристально посмотрел на сидящего с окаменевшим лицом немца, и сказал - "Списать!". Пришел наш "отрядный специалист по списыванию", повел агента в соседний лесок, в последний путь.

А "исполнитель" работал исключительно только ножом, и, видимо, замешкался, и шпион, хоть и подраненный, но все же смог уйти из леса, через все посты и заставы. Но такого "кадра" нельзя было упускать. Подняли по тревоге разведчиков и так далее, прочесали все окрестные леса и хутора.

И тут, нам, в одном из сел, старушка говорит - "Сынки, а у меня раненый партизан прячется, его немцы в облаве подстрелили" - "Ну так давай мы его к себе заберем, у нас в отряде и доктора есть".

Заходим в хату, а там … наш "старый знакомый с Персияновки".

Пришлось его, просто, без хохмочек, расстрелять.

А "специалисту" отрядному, был "объявлен строгий выговор".

Г.К. - В подобные "специалисты" шел какой-то отбор, или на эту "должность" назначался любой желающий?

Л.Б. - Ваш вопрос - лишний, если не сказать - "не очень умный".

Отвечу коротко. На такую "должность" назначал командир отряда.

Далеко не каждый человек, будь он даже опытным партизаном, ранее убившим в боях из винтовки добрый десяток немцев и полицаев, способен ножом зарезать безоружного врага или предателя. Ведь тут не о рукопашной схватке речь идет… Убить человека ножом - это редкое умение, которое требует навыка, выучки и стальных нервов. И кстати, как правило, такие "умельцы", в обычном бою, никогда не были в первых рядах атакующих. Не всегда это были лучшие люди…

Но партизанская или гражданская война, зачастую не знает жалости.

Кулаков Леонид Сергеевич

(сбитый летчик попал к своим)

….И отнесли меня в медсанбат.

Начали сапоги снимать.

- Ну и что, что хромовые, они почти уже развалились, режь.

Разрезали. Девушка подошла, я ей говорю:

- Вот, полплитки шоколада осталось…

Ей отдал.

- Дайте мой пистолет.

Только взял его, (а еще была финка, с наборной ручкой), и все. Отключился…

Когда очнулся, "Что такое?" - Шторы. А это уже в Колпино в эвакогоспитале.

Деген Ион Лазаревич

….Что представлял из себя отдельный дивизион бронепоездов как боевая единица?

- Дивизион был сформирован из добровольцев-железнодорожников. Большинство личного состава были бывшие танкисты, успевшие принять участие в боях на Хасане и Халхин-Голе. Боевые действия дивизион начал осенью 1941 года под Москвой. В дивизион входило два бронепоезда: "Сибиряк" и "Железнодорожник Кузбасса" и штабной поезд из пяти пассажирских вагонов. Боевой задачей дивизиона осенью 1942 года было прикрытие направления на Моздок и Беслан. В январе 1943 года 42-й отдельный дивизион был переброшен в Иран и больше не принимал непосредственного участия в боевых действиях.

- Что такое отделение разведки дивизиона бронепоездов? Его личный состав, задачи, вооружение? Расскажите максимально подробно.

- Когда я пришел в отделение разведки, в нем было 12 бойцов. Все вооружены автоматами ППД и ППШ, финками или кинжалами, и у каждого уже были трофейные немецкие пистолеты. Отделение формально было подразделением взвода управления. На задание разведчики брали по три запасных диска к автомату и по четыре гранаты Ф-1.

….А на следующую ночь назад к своему переднему краю было невозможно пробиться. Вся долина, примыкающая к Тереку, была забита немецкой техникой. Чтобы проскользнуть у самой кромки воды, надо было "снять" двух часовых. Подползли к ним вместе с Лагутиным и одновременно кинулись на немцев. Мне впервые пришлось убивать ножом и по неопытности я всадил свой кинжал сверху вниз над ключицей часового. Фонтан липкой крови брызнул мне в лицо. Меня стошнило, и я вырвал... Лагутин бросил своего уже бездыханного немца и закрыл мне рот своей огромной лапой. Но было поздно, немцы услышали, что кто-то блюет, и окликнули нас: Мы уже шли по реке, когда по нам открыли огонь и стали освещать передовую ракетами. Пуля попала в ногу, а уже на подходе к нашей траншее мне достались осколки по всему телу. Раненый Лагутин вынес меня и убитую радистку. А тело Гутеева вынести не удалось... Степан спас мне жизнь в ту ночь.

….- Сколько времени вы ждали танк с конвейера?

- Где-то дней десять. Мы сами участвовали в сборке своих машин.

На конвейере самоотверженно работали женщины и подростки, почти дети. Вручили мне танк Т-34-85, часы, шестискладный нож. Дали экипаж, четыре человека. Через пару дней, в конце мая 1944 года, получили приказ погрузить танки на платформы, получить боекомплект, и наша маршевая рота - 30 танков - одним эшелоном выехала на фронт. К платформам прицепили два мощных паровоза.

Личное оружие мы получали уже в бригаде.

….Помню, в Литве на каком-то заброшенном хуторе "конфисковали" свинью. Девять пуль в нее выстрелил из парабеллума (у меня в патроннике всегда был девятый патрон), но она не хотела помирать. Добили свинью ножом. Связали лапы, просунули жердь и с трудом унесли. Отрезали окорок, обмазали глиной, закопали в ямку, разложили над ней костёр. Тут приказ: "К машинам! По местам!". Поехали. На корму в брезенте поместили недоготовленный окорок. Ещё два раза повторяли эту операцию. Отличный получился окорок.

…Мордатый и представительный Родин имел репутацию зверя. Таким он и был. При этом помнил всех, с кем однажды столкнулся на войне, от рядового до генерала. Память у него была исключительной.

Его "гениальные нововведения" поражали многих своим идиотизмом... В обороне танки стоят в вырытых окопах, на дне которых укладывались два бревна. Из брезента сооружалась крыша и стены. Торец этого своеобразного "гаража" закрывался соломенным матом, в котором проделывалась дверь. Так вот, генерал Родин приказал, чтобы из каждого трака гусеницы тщательно выковыривалась грязь, трак протирался газойлью до зеркального блеска, а затем - насухо. Возвращаясь после каждого выезда, даже валясь с ног от усталости, мы ножами, отвертками, штыками выковыривали грязь из траков, мыли, терли и медленно, по сантиметрам, скатывали танк в окоп на бревна.

Френклах Илья Захарович

Г.К.- Вооружение разведвзвода?

И.З.Ф.- У каждого наган, финка (сами обтачивали для себя палаши от СВТ), винтовка, и гранаты Ф-1. На взвод - два ручных пулемета, и одна снайперская винтовка. У нас было два бинокля. Автоматов ППШ или ППД у нас не было до конца лета сорок второго года. До поступления автоматического оружия во взвод, мы автоматами у немцев разжились, но были проблемы с боеприпасами к трофейному оружию.

У меня был трофейный "вальтер", но где взять патроны к нему?

В разведку брал с собой наган.

Г.К.- Какие были традиции, приметы и суеверия в Вашем разведвзводе?.

И.З.Ф.- Была одна традиция. Перед выходом в поиск выпивали по двести грамм водки. Это запрещалось, нас даже проверяли в последний момент, кто пьян?, но взводным "старичкам" это прощалось, нас от поиска не отстраняли.

Командиры тоже понимали куда и на что мы идем.

А для голодного человека двести грамм это немало.

Кто-то, перед тем как перемахнуть через бруствер в немецкую сторону, крестился, а кто-то проверял в пятый раз как наточена финка или прокручивал барабан "нагана". У каждого был свой ритуал. Хотя это все не помогало.

Почти каждый день у нас кого-то убивало или ранило. Разведчики даже не успевали толком между собой познакомиться и к друг другу притереться.

….Когда началась финская война мы добровольно вступили в 65-й студентческий лыжный батальон. Я и на лыжах до того момента никогда не стоял.

Выдали нам винтовки -"драгунки" без штыков, ножи, и стали обучать.

У нас в институте была военная кафедра, так что и до ухода на финскую войну стрелять из винтовки и метать гранаты я уже умел довольно неплохо.

….На Карельский перешеек добровольцев из нашего батальона отправляли небольшими группами. Сначала направили тех, кто имел опыт срочной службы в армии и на флоте. Из нашего института в первую группу попало десять человек. Девять из них вскоре погибли. Среди убитых были два моих близких друга: Ваня Шутарев и Коля Петров. Взвод лыжников вошел на какой-то хутор и попал в засаду. Уцелел только мой однокашник, белорус Матусевич. Он был ранен и притворился мертвым, когда финны добивали раненых. Он видел, как карелу Петрову - именно потому, что карел - финны отрезали уши, язык, а потом вырезали штыком на груди красную звезду...

Мало кто это знает, но и в начале Отечественной Войны финны очень часто ножами добивали наших раненых на поле боя. Именно ножами...

…Давайте начнем с Вашего ухода в ополчение.

И.З.Ф.- Наша ополченческая дивизия формировалась в Плановом институте.

В первые дивизии ополчения не брали всех желающих, производился определенный отбор по разным, одному Богу известным, критериям.

Выдали для патрулирования бельгийские винтовки, одну на пять человек. Ходили по городу по ночам и искали немецких "сигнальщиков"- авианаводчиков.

Получили длинные широкие ножи вместо штыков. На территории Лесной Академии и в Парголово были устроены учебные стрельбища, но только два раза были проведены боевые стрельбы из винтовки. В основном - ползали, рыли ячейки, иммитировали бросание гранат и штыковой бой, одним словом - полная ерунда... Несколько раз показали, как разбирается пулемет "максим", и не более того... Танковой "обкатки" не проводилось. Боевых гранат не кидали.

Подготовка ополченцев была нулевой. Повторяю - нулевой.

….Пехотной жизни я уже вдоволь наглотался, знал ее не понаслышке.

И сказал себе - что так гибель, что этак. Так лучше в разведке загнусь, и смерть моя более почетная будет...

Опять же из-за раненых, об этом уже мы говорили.

Но есть еще одна причина. Меня всегда поражало, как профессионально работают немецкие разведчики или диверсанты. Переодевались в красноармейскую форму и шастали по нашим тылам как у себя дома. На привале остановимся, отдохнем, поедим. Начинаем снова в дорогу собираться, смотрим - кто-то из наших возле дерева заколотый ножом или задушенный лежит.

Или немцы утащили кого-то из красноармейцев в плен.

И была у меня такая уверенность, что я тоже могу немцев в их тылах успешно и качественно резать и навести у них шороху.

Захотелось и мне себя в этом деле попробовать.

Через несколько часов я уже прибыл в взвод разведки 952-го стрелкового полка 268-й СД. Взвод находился на территории разрушенного консервного завода, в полутора километрах от передовой.

….Г.К.- Генрих Кац в своем интервью сказал, что никаких специальных занятий и тренировок разведчиков в его разведроте не проводилось

Как с этим делом обстояло в Вашем взводе?

И.З.Ф.- В разведке в конце войны воевали уже "битые волки", опыт там передавался от разведчика к разведчику, возможно им и не была нужна какая-то специальная подготовка. Но в январе сорок второго, мы, по сути дела, только учились сложному ремеслу разведчика.

Стрелять мы все хорошо умели еще до того, как прибыли во взвод.

Карту худо-бедно читали все.

Но, например, нас обучали метанию ножей. Два раза в неделю к нам приходил капитан из разведотдела дивизии, бывший спортсмен из института Лесгафта.

Он обучал нас ножевому бою и приемам рукопашной борьбы.

Этого капитана берегли, ему было запрещено ходить в разведпоиски.

Были у нас и занятия по маскировке, ориентированию. Учили как мины снимать, как бесшумно проходить заграждения из колючей проволоки.

….Разведка - это же постоянное жуткое нечеловеческое напряжение.

В 1942 году у разведчиков не существовало призрачной надежды дожить до конца войны. Не было у нас никакой альтернативы. У нас все было предельно ясно, впереди -смерть, или, если повезет - ранение. Я не помню ни одного случая проявления явной трусости у разведчиков моего взвода. Не было такого.

Но и у нас были раза три-четыре такие моменты, когда мы сознательно не выполняли задание полностью или частично, чтобы хоть как-то уцелеть и вырвать из рук костлявой смерти хоть еще один день жизни.

Примеры. Зашли к немцам в тыл, взяли двух "языков". А "языки"-то, "не настоящие". Оказалось, что схватили мы двоих ездовых, как сейчас говорят - "хиви", двух бывших красноармейцев, перебежчиков, среднеазиатов, служивших у немцев в обозе. Мог ли я рисковать жизнями пяти своих разведчиков, чтобы тащить этих..... через немецкие позиции.

Ну что они могли рассказать ценного в штабе?

Рецепт приготовления плова?...Мы их ножами закололи.

К своим вернулись, и в штабе доложили начальникам, что поиск был неудачным, никого не смогли взять. Конечно, никто в штабе деталей этого поиска не узнал, мы умели молчать и во взводе была круговая порука.

 

Овсянников Николай Петрович

…Хочу вернуться к тому моменту, что же было в тех мешках. Когда мы сидели вдвоем, еще перед тем, как Женька ходил за водой, давай, посмотрим, что в мешках, мы распороли. А там - для солдат готовили, для армии два мешка сушеной свеклы, порезанная на лапшу, высушенная каким-то способом, что она, как стекло. В слюне не размокает, надо только кипятком. Я ящичек потом тоже ножом, забыл сказать, в истребительном батальоне там выдали финки, делали на винзаводе, в чехольчиках. Мы финками ящик открыли, а там лежат два прицела к советскому ротному миномету. Тоже рассуждаем, на хрена они сдались, миномета в отряде нет

….Встал и пошел. Думаем, влипли, что делать. За дверью темнота. От сидит в метре, полтора от нас. Достает газету, хочет закурить, табак у него сыпется. Тут мысль возникает, сколько нас учили в истребительном батальоне, как расправляться. Всяким приемам. «Кимас озеро». Скажу почему махорка. Там тоже наш солдат-лыжник, его финн задержал, он пристегивал лыжи, а финн уже стоит. Он тогда поднимается, из кармана горсть махорки достает незаметно, и финну в глаза, и ушел. Мы все это знали. Приемы учили, махоркой засыпать в глаза. Появилась сразу эта мысль. Мы со Славкой друг на друга посмотрели, все поняли. Я говорю полицаю, у него табак рассыпался, я ему говорю: «У меня есть хорошая махорка, гродненская махорка. Хочешь?». «Давай!». Пьяный еле говорит. А из кармана беру пригоршню этой махорки. А Славка руку за спиной держит. Я забыл сказать, что у нас были финки. Оружия не было, а финка в чехольчихе у него за спиной была, под рубахой. Я поднимаюсь, и Славка за мной. Я говорю: «На!». И еще вот так за голову его, и махоркой, раз, ему в глаза! И Славка в этот момент ножом точно в горло, как учили в истребительном отряде. У него автомат лежит на коленях, не на ремне, а сразу хватаю автомат. А тут уже голов: «Господин фендфебель, они вот туточки!». Идут. Мы с полицая стянули шапку, погасили карбидную лампу.

…Был такой приказ коменданта города Анапы, всем горожанам, имеющим велосипеды, радиоприемники, охотничьи ружья, сабли и кинжалы, у казаков много было, фотоаппараты - всем сдать в Военкомат. За не сдачу будет наказание. В городе были велосипеды, но малое количество. Приходим в ОСОАХИМ, в комнате, где мы спим вот такой высоты гора холодного оружия, сабли, кинжалы и отдельно кучка - охотничьи ружья. Велосипедов не видели, чтобы сдавали. Я в местной газете написал большую статью о судьбе казацкого оружия. Это стоило больших денег. Мы же пацаны, 14 лет, саблю схватил, другой кинжал. Саблю из ножен вытаскиваешь, а там вытеснено «От императрицы Екатерины казаку Щербо». Именное оружие было, именные кинжалы. Такая ценность это.

- А.Д. Куда это оружие потом делось?

- Не знаю, куда именное оружие делось.

….Командир Терещенко приказал всему отряду, всем переобуться в постовой, снять обувь. Что такое постовой? Это на Кубани было принято до войны, беднота. Коров резали, шкура, уложат шерстью вниз, когда она еще сырая, когда только сняли, поставил ногу на сырую, ножом вот так дрын и на эту ногу. Потоп ножом вкруговую потыкал, она же мягкая, из этой же кожи вырезал жгуты-шнурки такие. Вокруг провел. Поставил ногу, потянул, она, как лодочка стянулась шнурком, и завязал на узел. Походил день, особенно в жару, она приняла форму. Высыхает по ноге. Местные жители, казаки, это казачье слово - постовой. Шерстью наружу. На собрании он приказал, умно это или глупо. Не знаю. Всем снять обувь, а одеть постовые. Объясняет это тем, во-первых, в них легко ходить, а в них действительно легко ходить, как босиком. Во-вторых, не хрустят ветки, как под твердой подошвой ботинок. Он говорит, сразу конец собрания. За палаткой только принесли шкуры, кто найдется желающий, пусть всем вырезает эти постовые. Тут вызвался Шерстяков, начальник рыбцеха, приятель моего отца. Он вызвался. Сел на панек за палаткой. Партизаны сели в круг, как бы в очередь. Я подошел. «Коля, тебе, как старм приятелю, сделаю первому». Вот он меня обул в постовые.

Корякин Юрий Иванович

.... Приплываем. Нас встречает патруль с автоматами наперевес: “Вылезай!” И рядом с ними датчанин. Он нас продал! “Шагом марш!” Старшина ведет нас в комендатуру, материт: “Ишь,- говорит,- взяли моду рыбу глушить! Сети, б....ть, рвете! Рыбаки командованию жалуются! Придем в комендатуру, мы вам покажем!” Я не думаю, чтобы нас отдали под суд, но выговор получить или на гауптвахту посадить могли. Уже стали наводить порядок - везде наклеили объявления и проводили собрания о том, как вести себя с местным населением. Я к старшине, говорю:

- Всего делов-то, подумаешь, рыбу глушили, все же день рождения! Давай махнем, не глядя: ты нам - свободу, а я тебе финку дам.

У меня была красивая финка с наборной ручкой.

Он говорит:

- А датчанин не заложит?

- А зачем? У него наша рыба осталась.

- Ладно,- говорит,- давай финку и вали отсюда.

 

Шарапов-Антонов Юрий Павлович

….Чем было для меня личное оружие? Да у меня личного оружия, по существу, не было. Как не офицеру оно мне не полагалось. Ну, винтовка была. Но я потом обнаглел и вообще ходил безоружный на передовой (Смеётся)... Меня можно было перехватить на ходу, но ни-чего этого не случилось... Сначала у меня был станковый пулемет, потом противотанковое ружье, в разведке была, естественно, винтовка, была "финка". Так эти вещи на войне - обыч-ное дело... Никакого особого отношения. Полагается и полагается. Мне не полагался писто-лет, - он полагался офицеру, а мне нет, - так я к этому относился спокойно.

 

Азбель Михаил Аронович

….У города Данцига (Гданьска) очень широко разлилась река Висла. Там ее называли Мертвая Висла. Мне нужно было переправиться на противоположный берег в артиллерийский противотанковый дивизион. Как раз артиллерийский расчет - семь солдат- готовил небольшой плот и устанавливал на него 76 мм пушку. Долго не хотели меня брать, плот глубоко сидел в воде. Но подошел знакомый командир батареи и приказал меня посадить. Отъехали от берега метров 300, немцы постреливали из миномета, одна мина разорвалась близко от плота, неопытные солдаты рванулись к другому борту, плот перевернулся, в воде один из солдат схватил меня за воротник сзади. Одежда быстро намокла, стали тонуть. Я расстегнул ремень - пистолет, фляжка, кинжал пошли на дно. Снял один сапог. Солдат тонет и не отпускает меня, вцепился намертво. Я кричу: отпусти меня, помогу тебе плыть. Ничего не понимает. Я расстегнул кожанку с большим трудом ее снял и оставил у него в руках. Когда выбрался на берег сообразил, что в кожанке остались мой комсомольский билет, наградные документы, справка о ранении и пр. Потом, уже в Ярославле, икнулась мне эта история с комсомольским билетом, мне очень трудно было доказывать, что я не продал его немцам или шпионам.

 

 

Анисимов Александр Дмитриевич

…Когда началось наступление провели такую артподготовку - страшнейшую, что казалось ничего живого не осталось, а поднялись вперед, но какой немцы дали ответ… А мы с дружком так договорились: "Следи ты за мной, а я за тобой". И когда уже ворвались в немецкие окопы, один высоченный фашист бросился на меня с кинжалом, но я успел увернуться и он только слегка порезал мне кожу на голове, и тут подоспел мой друг - всадил ему в спину штык… Фактически спас мне жизнь, а я даже имени его не помню.

 

Байтман Михаил Ильич

…Иногда, стоит перед нами группа цивильнных немцев, а ребята на меня пальцем показывают, и , говорят им - «Это юде! Юде! Ферштейн? Сейчас вас шиссен будет!».

И немцы, в ожидании «расстрела», с ужасом смотрели на меня, а мы смеялись... Посмотрел как-то в заброшеном доме на себя в зеркало , а ведь действительно , я выглядел как настоящий громила : на голове кубанка, чуб, лицо зверское, из растегнутого ворота видна тельняшка, хромовые сапоги, на мне автомат, гранаты, пистолет в трофейной кобуре, отдельно штык-нож, да еще висит какой-то кривой ятаган в серебнных ножнах, подобранный в немецком «буржуйском» особняке. «Живописный анархистко- бандитский вид»...

…Один раз , в Белоруссии, мы торчали в немецком тылу трое суток, зашли вглубь километров на восемь, но не могли никого взять. Нас, пять человек разведчиков, и еще приданный группе радист. По рации нам передали приказ - «Без офицера не возращаться!». А что нам оставалось ?... Расположились в лесу возле дороги, по ней интенсивное движение, между машинами короткие интервалы. Выбрали момент, на дороге подложили «скобы». Шла немецкая «легковушка», скаты пробило. Шофер вылез посмотреть, что произошло?, тут мы его «уработали ножичком», а в машине взяли целым офицера , гауптмана. Офицер , кстати, смертельно перепугался и от неожиданности даже описялся. Машину закатили в лес, труп водителя спрятали, нас не успели заметить. Его довели живым, вышли назад без «больших приключений», и , самое главное - без потерь...

….Г.К. - Как принимали пополнение в разведроте? Проводились ли с новичками какие-то специальные занятия по подготовке разведчика?

М.Б. - Все зависело от предыдущего фронтового опыта новичка. Бывшего партизана или человека, уже немного повоевавшего в разведке - многому учить было не надо. Если в разведку попадал совсем «зеленый», то его учили бесшумно ползать, убивать кинжалом, сворачивать шею, объясняли смысл тех или иных жестов, используемых в поиске.

Г.К. - Умение «убрать» врага ножом не всем дано. Были такие, которые оказались психологически неготовыми действовать холодным оружием?

М.Б . - Я понимаю, что вы имеете в виду. Нет, у нас в роте таких «кисейных барышень и слабонервных» не было. Вы же прекрасно знаете, что в разведку не приходили, скажем, массово, «студенты консерватории по классу виолончели», в дивизионные разведроты набирали в основном «отпетую публику», решительных и смелых бойцов . Ножом все могли работать. Борьба за жизнь из слабых делала сильных. Просто, у нас не было большого выбора: или жизнь, или смерть. Жить захочешь - начнешь хладнокровно вражеские глотки резать, без малейшей нервной дрожи в руках и каких-то душевных терзаний. Но бесшумно, без крика, моментально и качественно «убрать» часового - это действительно редкое умение. Но разведчики «тренировались», у нас зарезать по -тихому немца в траншее или в боевом охранении при выходе из немецкого тыла, считалось почти обыденным, но приятным делом.

 

Батиевский Алексей Михайлович

….И вот Иван Попов подбегает к самолету и вытаскивает раненого Толю... За раненным прилетел на санитарном самолете мой командир звена Серафим Урывин. Прилетел на "кукурузнике" с большим толстым фюзеляжем, санитарный вариант. Там можно расположить 2 человек, и еще сопровождающего санитара. Он возвращается, привозит Толю, а из самолета вылез моряк с бородой, в тельняшке, с кинжалом, с автоматом через плечо. Вылез и стоит передо мной

 

Белый Вилен Викторович

Г.К. - В какую форму были одеты казаки-пластуны?

В.Б. - Нам выдали черкески, в газырях вставлены деревяшки, а сверху них колпак из белой жести. Каждый казак получил штык-нож в деревянных ножнах, покрытых черным лаком. Кубанок у рядовых бойцов не было, на голове мы носили обычные армейские шапки-ушанки. Бешметы и башлыки нам также не выдавали. Я прибыл в полк в обмотках, но со временем получил кирзовые сапоги. Возможно, что где-нибудь в обозах и дивизионных складах и хранились комплекты полной казачьей формы для нас, кто знает... Но наши офицеры, например, наш сотенный, молодой парень по фамилии Верболоз, или заместитель комполка майор Прохожай были одеты полностью в традиционную казачью форму, в синие парадные черкески, кубанки, но, вроде, без голубого канта. У многих офицеров были красивые кинжалы в серебряных ножнах, у некоторых даже клинки.

Белянкин Алексей Александрович

….Разведчики последнюю повозку прихватили, кого-то побили, немцы драпанули. А лошадей они повернули в нашу сторону. Там, правда, они всё быстро делали. Лошади стали проваливаться, они повернули. Взяли ефрейтора с тремя крестами, сопротивлялся сильно, но его кольнули кинжалом, как это обычно делается. А когда дошли до нейтралки - он уже сам идёт.

 

Богацкий Михаил Моисеевич

….Г.К. - Насколько основательной была боевая подготовка десантников?

М.Б. - Подготовку можно было оценить на "отлично". Все десантники были прекрасно вооружены и экипированы, у каждого автомат ППШ, кинжал, по четыре гранаты (Ф-1 и РГД). Мне, как командиру, также выдали револьвер "наган". Каждый десантник бригады прошел диверсионную подготовку, каждого учили, как бесшумно и незаметно подкрадываться к цели, как правильно бить ножом, чтобы "снять часового". Прыжковая подготовка сразу началась с выброски с ТБ-3 (уже позже, в 1943 году, в другой десантной бригаде, десантники сначала прыгали с вышки, потом с аэростата, и только после этого отрабатывалось десантирование с самолета, и я вам скажу, что с вышки намного страшнее прыгать, чем с самолета).

Вегер Леонид Леонидович

…Ребята по-прежнему лежат, сжавшись, на земле. Достаю штык-кинжал, откалываю от шпалы щепки. Когда их становится достаточно, бужу помкомвзвода Клочкова, у которого хорошее кресало, и разжигаю костерок. Вдвоем расщепляем шпалу, подбавляем щепок в огонь, и вскоре он уже горит ярким, горячим пламенем. Пододвигаемся к нему как можно ближе, потому что в спину дует пронизывающий ветер. Становится тепло. Дожевываю кукурузные зерна, кажущиеся уже вкусными, и укладываюсь. Засыпая, опять вспоминаю, что это новогодняя ночь, и решаю, что она не так уж плоха.

….Увидев, что немецкие самолеты собираются бомбить колонну, он помчался к ней, под бомбежку. Навстречу бежали шоферы и солдаты, сопровождавшие грузы автомашин. "Юнкерсы" уже образовали, как обычно перед бомбежкой, круг. Начинать они собирались с хвоста колонны, и он помчался к голове. Все это время, что бы он ни делал, он каким-то образом следил за самолетами. Продолжая бежать, отметил, что первый самолет вошел в короткое пике и выпустил серию бомб. "Это не мои," - зафиксировал он и вскочил в близстоящий грузовик. Ничего интересного. Быстро выскочил и запрыгнул в следующий. Наконец-то. Берет из большого фанерного ящика буханку хлеба и одновременно смотрит в небо: очередной "юнкерс" сбросил очередную порцию бомб. "Не мои". Оглядывает кузов. Многообещающий наполненный мешок. Протыкает его кинжалом (к тому времеки он выбросил трехлинейку и обзавелся АВТ - автоматическая винтовка Токарева со штыком-кинжалом). Посыпался сахарный песок. Подставляет карман.

Круг "юнкерсов" сместился к центру колонны, взрывы уже недалеко. Пожалуй, пора. Но тут ему попался на глаза ящик банок с маринованными огурцами. Гурманство победило осторожность. Он отдирает кинжалом несколько планок, хватает бутыль. Бросает взгляд в небо. Летят. "Мои". Кидается к борту, спрыгивает и что есть сил несется от шоссе. Боковым зрением улавливает яркую вспышку там, где только что стояла машина, и бросается на землю. Пронесло.

Кац Генрих Зиновьевич

…Г. К. -Каким было вооружение разведроты? Что из оружия брали в поиск?Какие средства маскировки использовались в разведвыходах ?

К. Г. З. - Вооружение наше было стандартным для войсковых разведподразделений.

В поиск шли с автоматами, брались гранаты, запасные диски. У каждого был стандартный армейский нож, никаких кинжалов или оригинальных финок с наборными ручками мы с собой не таскали. Единственная вольность в вооружении группы - у каждого был пистолет. У меня например был ТТ, подарок комдива, а у других ребят в группе были сплошь трофейные пистолеты. Никто не таскал с собой саперных лопаток. Ракетницы были только у старших в группе. Никаких снайперских винтовок или ручных пулеметов в разведротах не было - это уже выдумки киношников. Носили отечественные маскхалаты, за окрас которых нас немцы прозвали «пятнистая смерть», но постепенно все «прибарахлялись» и ходили в трофейных немецких куртках. Были у них такие утепленные куртки, выпускаемые для десантников и разведчиков, с одной стороны маскировка - «лето-осень», выворачиваешь на вторую сторону -« белый окрас». Немецкие маскировочные костюмы тоже пользовались у нас популярностью. Орденов никто из нас на гимнастерках не носил. После вручения наград все орденские знаки сдавали на хранение старшине роты. Никаких документов, ни малейшего клочка бумаги, ни письма из дома или даже обрывка газеты мы не имели права иметь при себе. Никаких «смертных» медальонов. Только ложка за голенищем сапога. . .

….Г. К. - Проводились ли какие-то тренировки с новичками? Скажем, занятия по рукопашному бою, стрельбе, или по ориентированию? Как определяли куда направить новичка - в группу захвата или в прикрытие? Проводились ли тренировки «на макетах» перед выходом в поиск?

К. Г. З. - Никаких занятий по рукопашному бою не проводилось. От силы могли показать новичку как нож правильно держать и куда вернее бить ножом, когда часового придется зарезать. . . Не было у нас инструкторов и тренеров. Может в чекистском ОМСБОНе или у диверсантов и были подобные учения, но на уровне дивизионной разведроты - никогда.

Никаких учений «на макетах», стрельбищ, метаний ножей и прочих «игр с компасом». Мне кое-какие вещи «старики» подсказали, но в моем случае не было необходимости долго готовить. Все-таки учился в пехотном училище, имел фронтовой опыт, карту читал, оружие знал. Наблюдательности пришлось учиться, особенностям маскировки. А так, - все было по принципу -« Делай как я ». За два первых месяца в роте новичок или погибал, или становился профессионалом-разведчиком. Дивизионная разведка как правило работала на расстоянии до пяти-восьми километров в ближайшем немецком тылу, поэтому премудрости ориентирования в ночном лесу для нас не были наиважнейший предметом для изучения. Любой поиск готовился. Велось наблюдение за нейтралкой, за передовой немецкой траншеей, просчитывались варианты подходов к немецким позициям, изучалась каждая складочка рельефа местности перед нами. Перед поиском обговаривались все детали взаимодействия в группе, направления движения на отходе, подстраховка, условные сигналы. Немецкая траншея называлась у нас - «дом родной», со временем, с приходом боевого опыта, мы чувствовали себя в немецких окопах, действительно почти как дома. Обычно, ночью, в немецких траншеях находились только часовые, дежурные пулеметчики, боевое охранение, и какой-то участок траншеи был зачастую пустынным. Заранее договаривались, - какая пара разведчиков идет в левую сторону траншеи, и какая - в правое ответвление траншеи.

Разведпоиск мы называли -«Выход на работу».

….Г. К. - Свой первый поиск помните?

К. Г. З. - Конечно, первый разведвыход помнят все. Взяли в немецкой траншее здорового немца. Старшина Кадуцкий немца «взял», а мы с Потаповым его «приняли». Он «отказывался» идти « к нам в гости». Его Слепухин слегка ножом кольнул в спину, и немец понял, что выхода нет, и пополз в сторону нашего переднего края. Но пока мы его «уговаривали», немцы заметили исчезновение своего солдата, и началась суета. Я остался прикрывать. Рядом со мной залег Пашка Слепухин и сказал -« Теперь ты мне друг, если прикрыть остался ». Вышли к своим тогда без потерь.

….Особисты были нашими соседями по дивизионному тылу и нас «уважали», в «душу не лезли».

С нами они предпочитали не связываться, зная, что разведрота никому ничего не прощает. Угрожать нам штрафной ротой или расстрелом было бессмысленно, для нас смерть была ежедневной спутницей, а других «рычагов воздействия» на нас - у них не было. Терпеть мы могли недолго, но прощать не умели. Особисты тоже люди и жить хотят. А то выйдет такой товарищ утром из землянки и сразу на мину наступит. . . Или его непонятно кто в плен утащит. . . Вариантов множество. . . Помню пришел как-то к нам в роту с чем-то разбираться представитель СМЕРШа, старший лейтенант, судя по внешности - среднеазиат. Мы его «разыграли». . . Несколько человек из роты, обладатели «зверских рож», стали крутиться вокруг этого лейтенанта, поигрывая ножами и хмуро поглядывая на особиста. Я шепчу особисту -«Товарищ старший лейтенант, уходите быстрее, а то эти «урки» вас зарезать хотят, вы им не понравились». Лейтенанта чуть «кондратий не схватил». . . Мы катались со смеху.

 

Москалев Алексей Владимирович

….- Что брали из трофейного оружия?

- У меня был люггер, бельгийский браунинг и немецкий кинжал.

Никельшпур Семен Григорьевич

С.Н. - В бригаде собрали 3.000человек. Я попал во 2-й батальон бригады.

Жили мы в здании школы, но позже нас перевели в лес, в десяти километрах от Яхромы, где мы вырыли себе землянки. Сделали нары, сверху кинули хвойные ветки, вещмешок под голову, шинель на себя - «и спи спокойно, дорогой товарищ». Кормили по 1-ой фронтовой норме. Теперь - по нашей подготовке. Первый раз привели на прыжковую площадку, инструкторы по парашютно-десантной подготовке сделали показательные прыжки. А далее начались занятия на тренажерах, знакомились с подвесной системой, отрабатывали приземление. Под руководством нашего офицера ПДС, старшего лейтенанта, мы занимались укладкой парашютов. Потом начались прыжки с аэростатов. На лебедке поднимали аэростат на 700 метров, в корзине инструктор и шесть десантников. Карабин цепляешь за трос и ждешь команды. Первый прыгнул, и пол корзины ходит под твоими ногами. Первый раз я прыгнул спокойно, а на втором прыжке был мандраж. Позже начались прыжки со вторым, запасным парашютом. Прыгали с оружием, штык винтовки обмоткой привязывали к стволу. На прыжки с самолетов, мы отправлялись пешим маршем, на аэродром, находившийся в 25 километрах от нашего лесного лагеря. Все снаряжение и оба парашюта, основной и запасной - всего 45 килограмм - тащили на своем горбу. Каждый боец имел винтовку без боевых патронов, саперную лопатку в чехле, выдали ножи, а вернее - кинжалы со Златоустовского завода. Командовали взводами младшие лейтенанты, недавние выпускники военных училищ. А сержантский состав батальона был из бывших моряков Тихоокеанского Флота, все матросы довоенного призыва, и все - прекрасные ребята. В батальоне не было людей с боевым опытом.

Приходили на аэродром всей бригадой, лежали на поле, и ждали команду на загрузку в самолет. Нас обслуживало всего 2-3 самолета «ЛИ-2», которые брали одновременно на борт по 25 десантников, так что, своей очереди на прыжок приходилось ждать долго. В самолете две двери для прыжков. Первый раз прыгнул, и чуть не упал прямо на корову, пасшуюся «на колхозных просторах».

Некоторые теряли во время прыжков оружие или сапоги. Кстати, за каждый прыжок к солдатскому жалованью нам добавляли, кажется, по 15 рублей.

 

Роговой Герц Моисеевич

….Иногда за ночь делали 35-40 километров - это был ужас! Было так плохо, что возникало желание умереть - главное, чтобы безболезненно и сразу. Жрать совершенно не подвозили, за тот месяц, что мы шли, очень редко подвозили сухари в мешках. Наберешь этих сухарей, а больше практически ничего и не было. Мы брали немецкие штыки - они плоские как кинжал - и ими вырезали мясо из туш лошадей, убитых в начале зимы. Они уже и попахивать начинали, но что поделаешь… Пытались стрелять ворон и варить из них суп, ели брюкву. Ребята ели и сырую картошку, а я не мог. Многие мечтали заболеть, попасть в госпиталь и так далее - жрали все подряд, но даже никакого поноса ни у кого не было.

 

 

 

 

 

Из материалов http://iremember.ru/

post-103-0-49908300-1331833218.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Оффтоп Неделя даром не прошла. Va её в библиотеке повел. :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот это да, спасибо, Ва! Я, кажется понял, чем на тогдашнем жаргоне отличались ножи и финки от кинжалов или ножей-кинжалов и штыков-кинжалов - гардой. Видимо тогда финкой (а зачастую и ножом) называли ножи без гарды, а ножи с гардой зачастую - кинжалом. Конечно, встречалось и так, и так, но уж больно часто читаешь - партизанские кинжалы, армейские кинжалы и финка с наборной ручкой. Как-то так видится.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

я каждое "воспоминание" проверял на все три варианта - "нож", "кинжал", "финка". Смешения не было ни в одном случае. Единственное исключение - "нож-кинжал", но это вполне вписывается в известное определение на-40, подтвержденное по каталогу рыбной моделью с заточеной щучкой.

Это далеко не все - подобных "воспоминаний" тонны, всего не перекопать. На либре еще валом.

Копал просто чтобы показать сообществу как ножики бытовали, какие задачи выполняли, как (с какой мотивацией/аргументацией) воспринимались.

Обращают на себя прямо противоположные утверждения разных людей об одном явлении - очевидная подсказка на несистемность положения в армии, на местные/локальные условия частного отделения/части.

Кроме того, сверка текстов показывает значительную кагбе литературную редактировку "воспоминаний", что наверняка лишило их живого, действительного языка описаний.

Va её в библиотеке повел

Нагалая, ничем неоправданая ложь, поклеп, наговор, провакация и разжигание. Я предавался сладостям мизантропии и готовил Большую Адвокатскую Речь о вопросах политики в обсуждениях.

Может и вру конечно... но мог бы!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

я каждое "воспоминание" проверял на все три варианта - "нож", "кинжал", "финка". Смешения не было ни в одном случае.

Написано же: штык-кинжал от винтовки Драгунова, ну нет там кинжала.

С адвокатурой рекомендую завязать, лучше податься в прокуроры.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ва правильно в свое время подметил, что кинжальной заточкой считался всего лишь фальш. Наличие фальша переводило нож в кинжал, хотя может и гарда учитывалась.

Ва, мое отдельное спасибо.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Воевали рабочие и крестьяне, процент оружиеведов вряд ли был велик. Вот и "обзывали" ножи и кинжалы "от балды" - кто как хотел.

И все было - или финка, или кинжал. Штамп (ИМХО) с финской войны пошел. И если штыки еще как-то выделяли, то в остальном - чёрт ногу сломит.

И немецкие окопники финками обзывали, и самоделки, близко ничего не имеющие с пуукко.

Начинаешь спрашивать: - "А какая финка была?" Потом зарисовывать, показывать, поправлять детали...

И финка оказывается не очень-то и финкой, как и кинжал - кинжалом.

Так же, как и то, что предъявлялось "в живую". Те же "никкеры" например.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это так, но есть все-таки некоторая тенденция, финка до войны и финка после это две большие разницы. А НР называли нож-кинжал, хотя там никакого фальша нет и в помине. Все-таки, думается мне, водораздел проходил по гарде ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да, что разведчики с кинжалами (НР) ходили часто слышать доводилось.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
И все было - или финка, или кинжал. Штамп (ИМХО) с финской войны пошел. И если штыки еще как-то выделяли, то в остальном - чёрт ногу сломит.

не, меня интересовало при проверке не были-ли поименования взаимозаменяемыми, т.е. не применял-ли один человек разные названия как равные. Такого не обнаружилось.

"Немецкая финка" сильно смущает. С одним человеком пожилым я беседовал с год назад - он говорил что имеет "немецкую финку", которая на поверку оказалась банальным к98. Но он войну застал малым совсем, т.е. его "взгляд" не вполне ветеранский.

Солдаты вроде штык четко выделяли.

А что-же тогда "финка"? По идее, учитывая как ее описывают, на роль подходят либо скауты (но их по моему на фронтах вояки невидали), либо что вероятнее - окопники типа пумовских. Там и термичка на стали посуше будет, и к "финке" как-то ближе.

Вот...

Еще думается что когда чудик говорит об изготовлении финок из "палашей" - наверное речь о свт-38.

А тот, который летчиком делал финари из лент-расчалок и мыльниц вот что имел ввиду -

(книга "Авиационное материаловедение" 1941г.)

post-103-0-91715700-1331879773_thumb.jpg

post-103-0-13169500-1331879783_thumb.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

эти расчалки делались из ст.45 и не закаливались - там необходимые твердость и жесткость обеспечивались нагартовкой через холодную прокатку.

В принципе, могло получаться что-то типа этого замечательного ножика что показал vsh:

http://rusknife.com/index.php?app=core&module=attach&section=attach&attach_rel_module=post&attach_id=70492

Но могли и расковывать - сталь очень несложная в ковке/термичке и после грамотейского закала дает приличную твердость.

(надуто) хотя сегодняшний ножедел-кун и игнорит ее ака проститутку сифилисную... dry.png

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это так, но есть все-таки некоторая тенденция, финка до войны и финка после это две большие разницы. А НР называли нож-кинжал, хотя там никакого фальша нет и в помине. Все-таки, думается мне, водораздел проходил по гарде ...

Выборка у НР-ов есть на шучке. А вообще термин финка употреблялся до войны? Я помню финский нож на 20-30-е.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Айседора наша, Дункан (1926г.) :

...Если финка после выстрела будет воткнута в могилу, значит, даже тогда я не жалела. Если жаль - заброшу ее далеко...

За достоверность не ручаюсь - навскидку цитата.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Финка-ножик не согнется, И рука не подрожит. Кто мазурика заденет, Тот в могилке полежит. Вита финка, милка-финка, Задушевный корешок. С засапожным-то дружочком я заправский петушок ..."

И еще одно наблюдение: массовое ношение ножей в сапоге.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Финка-ножик не согнется, И рука не подрожит. Кто мазурика заденет, Тот в могилке полежит. Вита финка, милка-финка, Задушевный корешок. С засапожным-то дружочком я заправский петушок ..."

И еще одно наблюдение: массовое ношение ножей в сапоге.

 

С массовым ношением ножей в сапоге - согласен полностью.

Ножей. Разных. Не только финок.

Что-то мне этот разговор напоминает. cool.png

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жека,а ведь тогда и сапоги были.другого фасона:голенище шло в обтяжку,Фиксация вполне обеспечивалась.У шпаны,плюс к таким сапогам ещё и брюки с хорошим напуском..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

сапоги были.другого фасона:голенище шло в обтяжку

Ха-ха. поглядите на армейские сапоги - это срань господня та ещё.

Иное дело немецкие офицерские - там да, все на икру подгонялось. А наши сапоги из разряда "есть и хорошо". Не жалели солдата, ботинок с портянкой дали, и иди воюй. Не жалей души за Усатого Батьку.

И хорошо еще если хоть ботинок дали - известны и другие случаи с "пушечным мясом", из которых ГнилойЗападъ легенды слепил, где солдатушки-бравы-ребятушки с пустыми магазинами высотки занимали.

Ересь словом, ересь и наветы.

 

Судите по себе: финка есть. Найдут в построении - люлей навесят. Куда девать? Вот туда и девали - кто во что горазд.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну, ножи и ногайки в сапогах носили во все времена и везде, где были сапоги.

Даже там, где не была построений.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Думается, финка на фронте - символ привилегии и лучшего (по статусу) снабжения. Сапоги - для комсостава, разведки и тех, кому повезло. Еще моряки носили (на "гады" после войны перешли). А ширину голненища под себя не только же современные дембеля регулировали...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ха-ха. поглядите на армейские сапоги - это срань господня та ещё. Иное дело немецкие офицерские - там да, все на икру подгонялось.

Всех с ПРАЗДНИКОМ!:) Ва,ты ведь историю наверное лучше меня знаешь,но помнится,на старых дореволюционных фото,сапоги далеко не раструбами.На войну могли дать,что было.Но,могли и подобрать по возможности.Напомню,что армейские сапоги,скажем,курсантские,офицерские,солдатские юфтевые,для групп войск имели такие цифры(цифры сапог на войну-довойну не знаю.Обмотки,тоже, вплоть до 44-45 годов выдавали)Скажем размер 42.Мог быть: 42-У,42-С,42-Ш,42-ОШ. Это касалось подъёма и голенища.Из своего опыта,убеждён:можно было подобрать(при возможности и доступу на вещсклады) на любую ногу.А ведь офицеры(и не только),скажем, ещё и шить сапоги умудрялись..Не всё однозначно.Я к тому,что у старослужащего с сапогами (и ножом!:))всегда порядок,а у молодого и сапоги раструбом и хлябают,и ножа нету

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

До войны,во время войны и после неё-сапоги хромовые,яловые,шевровые,это кроме обычной кирзы.В деревне обувь №1 круглый год.Воры(блатные)-хромачи,голенище гармошкой.И что,ножи в них не носили??!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ха-ха. поглядите на армейские сапоги - это срань господня та ещё.

Ва, не выставляй себя клоуном, сперва думай - потом пиши. Ножи что, пехоте выдавались? У меня куча фоток военных с ножами, там сапоги все подогнаны дай Бог, там же автоматчики, разведчики и пр. элита.

разведчик.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах