Jump to content

Recommended Posts

Теперь продолжим:

Коэффициент умственного развития этих людей не высок, но тем не менее намного выше, чем у Бруно. Он был настолько глуп, что, взглянув на картинку из брошюрки и увидев в ней этот зоологический беспорядок, не вникая в подробности, выбросил брошюру в мусорную урну. И тем самым исключил любые возможные диалоги, агитацию и компромисс. И это в то время, когда  миллионы честных, добрых, умных, искренне верующих  на Карибских островах направляются в церковь.

 

Амелии фон Шринк исполнялось 28 лет, а ее другу Жозефу было 39, и он недавно открыл свой офис по продаже недвижимости в нижнем Манхеттене. Амелия работала у него.

Он был высокого роста, стройный, с черными курчавыми волосами. Подчиненные его знали, как прекрасного человека, готового в любую минуту прийти на помощь. Он любил спортивные автомобили, веселые и шумные компании, но спиртного никогда не пил. Он прекрасно говорил по-французски. Никто не знал, что в недавнем  прошлом у него было две жены, обе яркие  блондинки, и двое детей, и каким-то образом он умудрялся не платить никому из них алименты. Никто не подозревал, что настоящее имя его Юзеф Рамадани, во Франции он подпадал бы под понятие “Pied Noir”*(* французский и бельгийский сленг означает «черные пятки»), и поскольку он был рожден в Алжире, знакомство с ним не вызывало бы ни у кого большого восторга. Другое дело - здесь, в либеральной Америке.  

Амелия пригласила его как своего босса. Программой времяпрепровождения было предусмотрено купание в бассейне с подогревом, получение подарков, задувание 28 свечей на торте, а дальше- что получится. Бруно никогда не видел дома Амелии, она отсудила его у своего супруга, успешного биржевого игрока. Поводом для развода послужил роман Амелии с полицейским. Кроме Бруно и Жозефа больше приглашенных не было.

Бруно не предполагал, что день рождения Амелии был справлен еще вчера,и на нем присутствовало около 30 человек, и все это происходило на яхте ее друга – Антони Теригросса или просто Тони. Бруно встретил Амелию у музея и они укатили в Хэмптон. Жозеф уже был там и купался в бассейне. Увидя Бруно, он вышел из бассейна и представился.                                                                    

-Жозеф Дани, риал эстейт брокер.                                                                                         

Они сели за стол. Бруно протянул ей коробочку с черепашкой.                                               

- Какая прелесть!- воскликнула Амелия. Жозеф сказал:                                                                     

- Это Тиффани.                                                                                                                                     

И, действительно, это оказалась работа Тиффани. Амелия тут же приколола ее к кофточке. Они открыли бутылку шампанского, Жозеф спросил:                                  

-Чем вы занимаетесь для заработка?                                                                                 

-Я разносил молоко, а теперь живу….                                                                            

Амелия перебила его:                                                                                                                        

-Мистер Шнайбе из Зальцбурга, это в Австрии. У него слегка протекает крыша, но мы - друзья.

Тут Амелия поцеловала Бруно.                                                                                                        

- Это за подарок, а это – за то, что нашел время ко мне приехать.                                    

-Если я правильно понимаю, -сказал Жозеф,- вы хозяин бизнеса по доставке молока? Ведь разносчики молока таких подарков не делают.                                            

-Да, не делают,- сказал Бруно. Они выпили. Через несколько минут Бруно опьянел. Амелия обратилась к Жозефу:                                                                                    

- Налей ему еще вина, и мы можем пойти в спальню прямо сейчас.                                   

                                                                      

Share this post


Link to post
Share on other sites

...Мы можем пойти в спальню прямо сейчас.

-Как-то неудобно.                                                                                                                            

-Не беспокойся Жозеф. Давайте все выпьем, а я потом все тебе расскажу. Бруно, ты можешь идти купаться, Жозеф уже купался, а ты-нет.                                     

-Я купался в Дунае,- он произнес «Данау».                                                                           

-Бруно, это было давно, а теперь время купаться опять. Ты будешь купаться 45 минут, а мы с Жозефом поднимемся наверх и примерим одежду, которую подарил мне Жозеф.                                                                                                               

Они встали из-за стола, и стали подниматься по лестнице.                                                         

- Вы забыли взять с собой одежду.                                                                                             

- Ах, да!- Амелия вернулась и быстро оглядела комнату, схватила какой-то махровый халат и бросилась догонять Жозефа.                                                            

Бруно все сделал, как сказала Амелия. Через полчаса, снова одетый, он сидел за столом и поглядывал на часы. Когда прошло 45 минут с момента ухода Амелии и Жозефа, он поднялся и пошел наверх. Бруно проверил несколько комнат - они были пусты. А в одной комнате дверь не открылась. Бруно повернул ручку, но дверь не поддалась. Раздался голос Амелии:                                 

- Еще пять минут, Бруно!

Но с Бруно что-то произошло, он толкнул дверь плечом, дверь распахнулась, и Бруно понял, что его обманули.  Новую одежду никто не примерял.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

Амелия вскочила с кровати с одной стороны, а Жозеф - с другой. Бруно оттолкнул Жозефа и даже не заметил, что тот был голый, затем схватил Амелию в охапку, приподнял от пола и стал кружиться с ней по комнате. Выражение лица у Жозефа от страха почти не изменилось даже,  когда они опять одетые сидели за столом. Бруно сказал:                                                                              

- Где твоя черепашка ?                                                                                                                  

Амелия протянула ему кофточку:                                                                                                   

-Вот она.                                                                                                                                            

-Смотри не потеряй, Амелия. Другой такой нет.                                                                     

 Амелия и Жозеф переглянулись.

 

                                                                       

Следующие две недели Амелия не появлялась, но звонила Бруно каждый вечер.                                                                                                                                                

В середине марта она встретила Бруно около музея, как всегда в 11, и сказала:                                                                                                                                                  

- Сегодня мы поедем опять ко мне домой. У меня дома работают рабочие, в 3 часа я должна вернуться и рассчитаться с ними.

Когда они с Амелией приехали в дом, Амелия включила в бассейне подогрев.                                                                                                                                            

- Сначала я рассчитаюсь с рабочими, потом мы искупаемся, а после купания у меня будет к тебе маленькая просьба. Хорошо?                                                                  

- Хорошо,- сказал Бруно. Когда рабочие ушли, они искупались в бассейне, и Амелия предложила  ему подняться наверх в спальню, не одеваясь, как есть.                  

-Бруно, ты помнишь, как ты меня поднял последний раз ? Не можешь ли ты поднять меня так еще раз.                                                                                                                   

- Могу,- ответил Бруно. И он поднимал ее с небольшими перерывами четыре раза. Потом они недолго поспали, но Бруно успел увидеть удивительный сон. Когда он проснулся, рядом с собой Амелии он не увидел. Но она была с ним, только голова ее была где-то ниже его пояса. То, что произошло между ним и Амелией,  должно было случиться с Бруно, как минимум, на 40 лет раньше. Но в его жизни все происходило с большим опозданием. Что же все-таки с ним произошло сегодня , он не понял.

 

Самые счастливые времена для Бруно были, когда Алоиз попал в тюрьму, Через несколько лет она умерла. Бруно в это время жил в Нью-Йорке и посещал школу для отстающих детей. Ему было тогда только 12. Он счастливо жил в семье Вайсов. И весь мир тогда был юн. Среди отсталых детей, постигающих основы жизни, Бруно  выделялся только плохим знанием английского языка, но это было естественно. Обстановка в школе для отсталых в развитии детей была абсолютно беззлобной. Дети почти не замечали друг друга. Если им нравился какой-либо предмет, как, например, шариковая ручка, линейка или конфета, не принадлежавшая им, они просто, безо всяких аргументов отбирали его из рук друг друга. Обосновать свое желание они иногда даже не были в состоянии. Учителям они не особенно досаждали. Большая часть из них уже принимала успокоительные лекарства, и потому половина класса выглядела всегда сонной. Бруно в это время получил массу полезных для себя советов от учителей, они тогда  входили в программу обучения отсталых детей.   Например, не общаться  с игральными автоматами. Распродаж и сейлов не бывает. Никаких «buy one, get one freе», если этот предмет вам сейчас не нужен. Не садиться в машину с незнакомыми мужчинами и женщинами. Никаких экспериментов со спущенными штанами. Если кто-нибудь попросит спустить штаны, зовите полицейского. Избегайте «наперсточников» с картонными ящиками и картами. Не ходите по 42 стрит между Пятой и Девятой Авеню в Манхеттене.                                                     

Насчет игральных автоматов надо сказать отдельно. Однажды будущий доктор Вайс и Бруно, шатаясь по городу, наткнулись в районе Деленси на игральный автомат. Генри Вайс опустил  «никель»( 5 центов- амер.сленг), проиграл и разозлился. Попробовал еще раз, опять проиграл, и еще больше разозлился, но потом выиграл. А потом проиграл все свои деньги. А Бруно опустил свой  «никель» в машину, проиграл, заплакал и отошел от автомата навсегда. С тех пор у него стала четко обозначаться следующая тенденция: никаких, даже самых увлекательных игр с деньгами. Не то, чтобы он был врагом экономики США, или индустрии игорного бизнеса, но он просто не мог понять условий игр, в которые ему предлагали поиграть, будь то сейл или игорный автомат, и его природная глупость надежно охраняла его. Ведь  любая бессмысленная трата денег начинается с заманчивого предложения. А для Бруно был непонятен  смысл предложения. Будь Бруно чуть-чуть умнее, ну , как все остальные люди на земле, верил бы в сейлы, посещал бы Лас-Вегас или Атлантик-Сити, платил бы налоги, смотрел бы самые кассовые фильмы и участвовал в выборах президентов, его жизнь была бы намного труднее, и он непременно когда-нибудь захотел бы создать атомную бомбу или разделить

все на свете поровну между всеми, кто трудится. Но Бруно жил по своим правилам.                                                                                

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

 

 

Один раз, когда Бруно ехал из Хэмптона и был слегка уставшим, потому что поднял Амелию семь или восемь раз, она спросила:                                                                

- Бруно, скольких женщин ты поднимал за свою жизнь?                                            

Бруно ответил:                                                                                                                                      

- Много ,- и он всех не припомнит. Но помнит только первую- это была жена Алоиза  Гертруда, самая легкая из всех. Она уже тогда была больна. И была всегда к его услугам.                                                                                                                  

Амелия сказала:                                                                                                                           

 - С сегодняшнего дня я запрещаю тебе поднимать других женщин, кроме меня. Ты понял ?                                                                                                                                     

- Да.                                                                                                                                                       

- Кто тебе нравится больше всех женщин ?                                                                               

 -Ты.                                                                                                                                                           

- А еще ?                                                                                                                                           

- Феона.                                                                                                                                            

- Это кто?                                                                                                                                                                       

 - Невеста Шрека.                                                                                                                            

- Будь осторожен, Бруно. У тебя могут возникнуть проблемы со Шреком.- Она тоже не отличалась большим воображением, и посчитала, что «Шрек»- это кличка какого-то субъекта.                                                                                                    

 - Шрека я не боюсь,- сказал Бруно.                                                                                                                  

- И тем не менее , будь осторожен.

В этот вечер Бруно, вернувшись домой, как всегда, уселся у телевизора.  Но я  стал замечать, что вместо австрийского «Терминатора» на экране появились давно умершие актеры довоенного кино. Черно-белые фильмы того времни были более простыми и трогательными, там влюбленные вздыхали, дарили друг другу цветы, много плакали, смеялись, пели и отбивали чечетку.

 

                                                                          

Какие-то метаморфозы с Бруно, определенно, произошли, он мучительно пытался понять поступки героев, и от этого на лбу у него выступали капельки пота. Было ясно одно, он испытывал некоторый дискомфорт от попадания стрел Амура. Глядя на все это, я решил поговорить с Оппенгеймом. Я ушел в библиотеку и набрал его номер.                                                                                                              

-Слушайте, мистер Оппенгейм, если у вас есть хороший смокинг, отнесите его в химчистку. Потому что, если у Бруно так пойдет дело, то мы скоро с вами увидимся на свадьбе.                                                                                             

Оппенгейму очень понравилась моя шутка. Это явно подняло его настроение.                                                                                                                             

 -Значит, все складывается прекрасно, и мы сделали с вами хорошую работу, Джеймс.                                                                                                                                                   

- Ну что вы, мистер Оппенгейм, эта работа сделана на небесах, а мы с вами только посредники.                                                                                                                            

-Так или иначе, Джеймс, мы  с вами движемся в правильном направлении. Если эта женщина окажется доброй, участливой, заботливой, а главное - при условии, если они любят друг друга, значит, он на правильном пути, и тогда остается только пожелать ему самого наилучшего. Но если это не так, то , кажется, у меня есть кое-кто на примете.

Ну, вот, наконец, все стало на свои места. «Долго же ты собирался мне это сказать…»- подумал я. Но на следующее утро мне предстояло узнать еще больше. Когда я подходил к дому покойной Сильвии Гриффин, из стоящей у обочины машины меня кто-то окликнул. Это был капитан Кармона.                   

- Доброе утро, капитан. Вы верны себе. Не сомневаюсь - вы ждете меня.             

- В этом доме, Джеймс, у меня больше нет друзей.                                                                 

- Польщен. Где вы хотите на этот раз беседовать?                                                            

-Собственно говоря, я не собираюсь с вами долго беседовать. У меня будет к вам один или два вопроса. Вы, конечно, знакомы с Гортензией Кугельмахер ?                     

–Да, знаком.                                                                                                                                                                                 

-Кстати, Джеймс, чертовски эффектная женщина, вы не находите?    

-  О, да. Она произвела на меня неизгладимое впечатление. Когда я ее

увидел, ее макияж мне сильно напомнил панду из зоопарка в Бронксе.                    

 

 

                              

Share this post


Link to post
Share on other sites

...ее макияж мне сильно напомнил панду из зоопарка в Бронксе.                    

-  Вот-вот, меня тоже очень интересует, кто ее так «загримировал». Если бы вы знали, как раскрасили перед  смертью несчастного Харрари, то вы вряд ли бы так шутили.                                                                                                                                        

 - А что синяки Гортензии каким-то образом связаны с убийством Харрари?           

- Хотелось бы, чтобы это было иначе, но… Да вы  не стойте, садитесь в машину. Кстати, тут за углом в кафе вкусные круассоны с острым сыром, я еще ничего не ел. Давайте заедем.                                                                                                     

 - У меня диабет, и потом я должен встретиться с мистером Оппенгеймом через час.                                                                                                                                            

-Да  мы на несколько минут, просто по чашке кофе…  А что Оппенгейм так рано появляется? Насколько я знаю, день любого адвоката обычно начинается значительно позже.                                                                                                            

-А что ему делать, детей и внуков у него нет.                                                                               

 -Кстати, я слышал, что него очень хорошая адвокатская репутация.

Мы зашли в кафе и сели за столик. Кармона достал конверт с фотографией. На фотографии была женщина лет 35. Сказать, что она была уродлива -  значит, ничего не сказать. На меня смотрели два вытаращенных остекленевших глаза, посаженные близко друг другу. Огромные зубы не помещались во рту. А висящий нос вместе с глазами и бровями образовывал что-то совсем уж  неприличное. На голове у нее был крендель из рыжих волос, в уши были вдеты тяжелые безвкусные серьги. Голова по форме напоминала огромную грушу, вросшую непосредственно в задницу, потому что шея и плечи отсутствовали.                                                                                    

- Вам знакома эта женщина ?                                                                                                            

-К счастью, нет. Знаете, капитан, уж такую «сирену» я бы запомнил.                                

-Согласен.                                                                                                                                                  

- А кто же это?                                                                                                                                      

 -Предположительно внебрачная дочь мистера Оппенгейма.                                             

-Жаль его, беднягу. Но, может, есть хоть маленькая надежда, что это все-таки не его дочь ?                                                                                                                                                                                                            

-Мало надежды, Джеймс. Еще вопрос. Вы хорошо запомнили Гортензию Кугельмахер?                                                                                                                                     

-Да, я же вам уже сказал, у нее был незабываемый макияж- она напоминала панду.                                                                                                                                                                    

-В полиции считают,  что эти два происшествия, я имею ввиду нападения на миссис Кугельмахер и Мухамеда Харрари, очень связаны между собой.                                

-Уж не подозреваете ли вы Бруно?                                                                                                    

- Кто знает… Но пока у нас есть более интересные предположения. Все, пора ехать.

Выходит, Кармона приезжал ко мне, чтобы показать фотографию этого страшилища и спросить, хорошо ли я запомнил Гортензию Кугельмахер. Негусто. Но я уже знал некоторые его повадки. Скорее всего, он хотел, чтобы я передал содержание нашего разговора мистеру Оппенгейму, а мне, по-прежнему, никак не хотелось быть полезным этому «капу». И я решил не делиться с Оппенгеймом  этими неподтвержденными предположениями.                 

Тем более, что некоторые поступки Оппенгейма мне были самому не совсем понятны. Я с Бруно занялся подготовкой встречи с его возлюбленной. Именно это слово подходило здесь больше всего, потому что Бруно не полюбил ее, а возлюбил. И потому что она, скорее всего, не могла испытывать к нему тех же чувств. Я полагал, что не составит большого труда определить причину и степень ее заинтересованности.                                                       

Если она будет утверждать, что полюбила его за что-то иное, кроме его денег, то, значит, она просто глупа, и от нее надо держаться подальше.                       

Если она не знает, что Бруно - богатый наследник, то это означает, что она извращенка, и их отношения долго не продлятся.                                                                      

Если она знает все о нем, не скрывает этого и не против заключить с ним какой-либо брачный союз за какие-то деньги, это я бы назвал разумными отношениями, и можно было бы попытаться достичь какого-то баланса. Здесь расстановка сил была бы даже в пользу Бруно, на его стороне был  Оппенгейм, а он - специалист по запутанным отношениям людей. На вопрос, зачем это все нужно было Оппенгейму, ответа я не имел. Ведь в случае с ним говорить о добродетелях не приходилось.                                        

Share this post


Link to post
Share on other sites

Но, люди говорят, что дорогу осилит идущий. Поэтому я пригласил Бруно и Амелию на день рождения Габи. Бруно сначала не хотел и слышать об этом, но я сказал, что Габи не заслужила такого неуважения. Я, конечно, схитрил, но хитрость удалась. Чтобы не допустить недомолвок, я сам отправил Амелии открытку, а позже позвонил по телефону. Да, сказала она, обязательно приедет, ведь Бруно друг, а она- ни разу у него не была.

-Для начала неплохо,- показалось мне.

Было закуплено большое количество чипсов «Хофер», арахисовое масло, «сальса» и «чатни», пиво « Корона Экстра», замороженные бурритос, а также мороженная картошка «фри». Габи купила 3 бутылки шампанского «Асти Спуманте» , для гостей. На всякий случай Габи также взяла из прежних запасов Сильвии овсяную кашу в пакетах и мед. Кто знает вкусы Амелии..

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

День «икс» настал - в дверях появилась Амелия, а за ней в напряжении с букетом цветов - Бруно.

Габи включила свою любимую музыку и вышла в кухню позвонить. Через несколько минут в прихожую вкатились два пятифутовых мексиканца. Они, наверное, стояли у подъезда и ожидали режима наибольшего благоприятствования. Получив сигнал Габи, они появились. Оба в куртках, белых рубашках, с блестящими черными волосами, зачесанными наверх, открывающими не очень высокие, но красивые лбы. Один протянул Габи букет роз, а второй- коробку с текилой «Педро Домеко».

 

Первый оказался братом Габи, а второй – его другом. Брата звали Хорхе, а друга- Педро. Амелия попросила убавить звук музыки.  Габи тут же сделала это, но, проходя за спиной у Амелии, скорчила гримасу.  Бруно сидел за столом прямо и не двигался. Амелия сказала: «Бруно, принеси нашу бутылку вина. Я чуть было ее не забыла!». Бруно поставил на стол бутылку  Каберне Савиньон “Mayacamas” урожая 1979 года. Этикетка была очень простенькая и говорила, что вино было сделано и разлито в 

Майя Камас Виньярд, Напа, Калифорния. На другой стороне бутылки была круглая белая наклейка винного аукциона Zachy's, свидетельствующая о том, что это вино было приобретено на аукционе  в прошлом году, и  попало туда из частной коллекции.

Там же стояла  цена – 390 долларов.                                                        

Это, должно быть, непростое вино,- сказал я.                                                                

- Не знаю, у меня в винном погребе довольно темно, и я выбрала его наощупь, - ответила Амелия.    

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я взял бутылку и вышел в кухню за штопором, чтобы открыть ее. Когда я завернул штопор в пробку, и потянул ее к себе, она распалась на множество бардовых кусочков. Запахло прокисшим вином. Это говорило о том, что вино безнадежно испорчено, и на распродаже где-нибудь за магазином ящик такого вина мог стоить 12 долларов. Это была немаловажная деталь, но никогда нельзя спешить с выводами.                                                                                  

Бруно сидел за столом прямо и не двигался. Я спросил у Амелии, что она будет пить. Она сказала, что, если предстоит горячая еда, то можно джин и тоник. После двух коктейлей мы разговорились. В разговоре Бруно не участвовал и вел себя беспокойно. Три дня назад Амелии повезло: в риал эстейт офис, где она работала, зашел старичок. У них в офисе клиенты распределялись по очереди, но это было время обеда, и в офисе была она одна. Обычно их офис занимался рентом жилья, изредка - коммерческой продажей, но старичок «принес» жилое здание 52 Х 70,  6 этажей, 24 квартиры, без лифта, возможен снос. Завтра она будет говорить со строителями. Это - удача, офис только открыли. Хорошее начало! А Бруно- отличный парень, немного молчаливый, но с ним она себя чувствует очень легко. На мой вопрос, что их связывает, она сказала: «Не знаю.».

Но после развода с мужем она вообще не готова ни к с кем встречаться. Травма еще не прошла. А Бруно ее совсем не напрягает. Она понимает, что Бруно ожидает от нее большего, но о замужестве и речи быть не может. Во-первых, у нее был тяжелый развод, и она еще не пришла в себя, во-вторых, Бруно очень застенчивый, они очень разные. А что касается его будущего наследства, ее это мало волнует, она из очень состоятельной семьи, и деньги - это последнее, что ее интересует.  

Ведь ей только недавно исполнилось 28 лет.

Просто ей нравится, чтобы рядом был высокий стройный мужчина с легким немецким акцентом, тогда другие мужчины не очень надоедают.

 -Абсолютно нормальное объяснение для плутовки,- подумал я,- но, похоже, она не глупа.

Постепенно  Хорхе и Педро выпили всю текилу и поочередно танцевали с Габи. Ее брат Хорхе несколько раз поцеловал Габи, а Педро подмигнул ей и ущипнул за зад.                                                                                                                           

Бруно изучал этикетку от вина. Парти окончилось. Габи сказала, что уберет со стола потом , а сейчас она хочет проветрить пустую квартиру доктора Вайса, она делала это периодически, и они вместе с Хорхе и Педро ушли. Я сказал, что очень благодарен Амелии за появление в нашем обществе. Надеюсь, еще не раз увидеться с ней, в компании Бруно, конечно. Она сказала, почему бы нет? Вот такие спокойные вечера без сутолоки и ухаживания сейчас для нее просто терапия. На следующей неделе она хочет обновить гардероб Бруно. Ему нужен новый костюм. Она присмотрела темно-синий в тонкую полоску, как у ее босса. Туфли она ему уже купила, они, правда, еще в офисе. Если они ему понравятся, она возьмет еще одну пару таких же. Правда, в возрасте Бруно ступни понемногу усыхают, но, как говорила ее бабушка,                           

« Ничего не покупают навечно».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

« Ничего не покупают навечно».  Я поблагодарил ее за хлопоты. Она ответила - не стоит благодарности, надо просто о ком-то заботиться. Амелия подошла к Бруно, расстегнула ему верхнюю пуговицу на рубашке и сказала:                                                                                                                                    

- Ты весь потный, у вас очень жарко. Помоги мне собраться. Моя машина стоит очень далеко. Не ходи со мной - ты простынешь.                                                                          

Я подробно рассказал о «парти» Оппенгейму. Он  спросил, что я думаю о перспективе отношений Бруно с Амелией.  Я сказал:                                                                                                              

- Амелия - это худшее из всего, что может произойти с Бруно - она хитра, и по ее поведению видно, что за ее спиной стоит какой-то режиссер поумнее, чем она .  А, может быть, и целая команда умников.  Мне очень жаль Бруно. Трудно представить, что ему предстоит вынести,- сказал я, -пока вы не прекратите эту любовную аферу. Мне кажется, что Амелия с характером и просто так его не уступит.                                                                                                                                                                  –Да, задача. Надо все хорошенько обдумать. Неизвестно, что лучше для Бруно - жениться на Амелии или закончить свои дни в очень богатом доме престарелых, в одиночестве, но имея огромный счет в банке,- сказал Оппенгейм.                                                                                                                              

Бруно с каждым днем становился все более грустным. Возможно, сейчас он ощущал свою неполноценность еще больше. Амелия привозила его домой иногда очень рано, иногда забывала звонить ему перед сном.   Бруно давно не поднимал Габи по утрам. Он лежал на кровати в обуви с открытыми глазами и не хотел вставать.

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне очень не хотелось в это время оставлять его наедине с самим собой, но произошло то, чего я совсем не ждал. Меня разыскал один знаменитый коллекционер редкостей и издатель книг по антиквариату. Он был женат на дочери бывшего президента одной из латино-американских стран, и тратил уйму денег на то, что ему нравилось, поскольку был уже немолод. Как-то я отказался принять от него чек за сделанную мной работу. На это были свои причины. Вечером его секретарь принес мне в отель коробку от ботинок, набитую обесцененными денежными знаками той страны, что-то типа «керенок». Я не подумал, что я буду делать с таким количеством бумаги в чужой стране. Я забыл, что это – не доллары, а я нахожусь в Перу.

Так вот на этот раз он принес мне золотой кубок наутилус, крайне редкая вещь, потому что почти все такие кубки сделаны из позолоченного серебра.Нужно было поменять разбитую раковину. Но самым оригинальным в моем заказчике было то, что он сам назначал мне цену. Она всегда превосходила мои трудовые затраты в два-три раза и я, естественно, никогда не возражал. Но здесь я был вынужден возразить.

 На сей раз все происходило в Нью-Йорке и предшествовало этому вот что.

 Эту работу я любил и неприменно хотел ее сделать, несмотря на проблемы с Бруно.

Здесь мне хотелось бы написать несколько строчек о пользе и вреде вранья. С одной стороны- « у лжи короткие ноги», а с другой стороны, следует помнить, что жизнь- это не собрание благородных девиц.

Много лет назад в здании аукциона Сотби ко мне подошел один знакомый антиквар. Когда-то я сделал для него работу- отремонтировал американский мушкет, сделанный женщиной-кузнецом в 1710-х годах, «Леди Смит» ( «женщина-кузнец»- англ.), о чем гласила надпись на мушкете . Сегодня географическое название «Ледисмит» можно встретить в англо-саксонском мире почти везде, даже в ЮАР.  Это объясняется тем, что, когда кузнец умирал, где бы это ни было, женщина продолжала его дело, поскольку должна была кормить детей. Зачастую вдовы кузнецов это делали с успехом. А револьверы «Леди-Смит» – это – легенда.

В этом мушкете отсутствовал винт, зажимающий кремень. Это был очень короткоствольный мушкет. Ствол его был величиной с добрую воронку и довольно неплохо отполирован внутри. Обычно винты, зажимающие кремень, менялись довольно часто ввиду того, что резьба срабатывалась от употребления. Внутреннюю резьбу в то время нарезали примитивными метчиками, а наружную зачастую- трехгранным напильником. И размеры резьб были : шесть, девять, двенадцать ниток на один дюйм. Для этих резьб «гитара» моего токарного станка требовала особой шестерни, я изготовил ее, и смог нарезать резьбы с количеством ниток, кратным трем.       

Антиквары об этом знали, и все, что требовало нестандартных резьб, попадало ко мне.

Заказчик- антиквар, которого я встретил, был доволен моей работой. Я несколько раз делал ему колесцовые замки и другие виды реставраций. Он очень обрадовался встрече со мной и пригласил меня в кафетерий на 10 этаже в здании аукциона. На этот раз он был очень возбужден. Мы уселись за стол. Оскар бережно развернул махровое полотенце, я ахнул, а он глубоко вздохнул. Передо мной был шедевр, каких мне не приходилось держать в руках до сих пор. Это был удивительный кубок с наутилусом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

Несколько слов для тех, кто не знает, что это такое.

В 16-17-м столетиях в Северной Европе это было едва ли не самое дорогое и желаемое изделие из золота, серебра и перламутра. Для самых богатых заказчиков. Оригинальных работ осталось не так уж много. В конце 19 столетия в Европе был сделан ряд реплик, очень удачных, и, казалось, что это направление в искусстве уже возродилось, но в 20-м веке опять угасло.  

Теперь передо мной лежал раздавленный и смятый кубок. Прошелся ли по нему кованый сапог какого-нибудь голландского рейтара, пожарная телега с металлическими ободами или его смял вор, чтобы успешно вынести его из дому, мне было все равно. Перламутровая раковина из-за которой этот кубок носит название «Наутилус», как самая хрупкая часть его,естественно,  была раздроблена и полностью отсутствовала. Но все остальное до сих пор, бесспорно, представляло собой шедевр. Такую работу в Европе в свое время, наверное, мог сделать только такой гений, как Бенвенуто Челлини, или его дети, а ,может, его ученики. Но в Италии, окруженной теплыми морями, по какой-то причине отсутствовал такой «экзотический» интерес к наутилусам.

  

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Северную Европу эти раковины попадали из Малазии и Полинезии.     Концептуально эта раковина монтировалась на ножке, по-английски «grip».   Кубок был отлит из серебра в виде Посейдона с трезубцем в руках и короной на голове. Морские волны доходили до бедер Посейдона, в этих волнах лежала русалка , увитая водорослями, и облепленная морскими звездами и медузами. На его плечах четыре Левиафана хвостами когда-то поддерживали раковину. Теперь же ее не было. Но посадочное место для раковины было отлито, а не отчеканено, и было совсем не повреждено.  Смяты были «grip», постамент в виде русалки и трезубец с короной. Все это я  мог легко отреставрировать. Серебро обычно было хорошо покрыто золотой амальгаммой, но за много лет позолота вся стерлась. Исправить это тоже не представляло   большого труда. Но где найти подходящий наутилус, это был главный вопрос. Отлить заново четырех Левиафанов, которые поддерживали раковину, не представлялось возможным, настолько они были сильно деталированы. Эти рыбы между собой были связаны ажурными рыбацкими сетями из золоченого серебра

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

Наутилус – это раковина с очень капризной геометрией, что видно невооруженным глазом. Сколько нужно приобрести хрупких раковин, чтобы подобрать ту, которая идеально войдет в посадочное место, было неизвестно. Кстати эти раковины - недешевые. А, может быть, просто  изогнуть рыб, где нужно? Но тогда легко порвать ажурные сети. Серебро, хоть и податливый материал, но сеть была уж очень ажурной и тонкой. Она должна была прилегать вплотную к перламутру, и в этом был особый зффект.

Я почувствовал, что эту задачу выполнить не смогу.

А Оскар спросил:

-Сколько ты хочешь за эту работу ?

-Дело не в деньгах. Я не уверен, что смогу ее сделать. А пытаться я не хочу. Слишком дорого это тебе обойдется. Сколько стоит это изделие в лучшем варианте?

- От 30 до 80 тысяч. Слушай, Джеймс, а может, попробуешь ?

Мне ужасно хотелось попытаться его исправить. Азарт уже не давал мне покоя. Я предполагал, что дальше станет еще хуже. Около часа я колебался, а потом решил – будь, что будет. Мне трудно было сопротивляться уговорам Оскара, и я сказал:

-Я возьму кубок, но, если почувствую, что не смогу его сделать, то верну. Договорились?

На что Оскар ответил:

-Я не собираюсь зарабатывать деньги на этой вещи. Если ты ее исправишь, она будет со мной пока я жив. Сколько ты хочешь?

- Но я же сказал, что не уверен, что сделаю ее. А если почувствую, что смогу, то позвоню и поговорим о цене.

Через три дня раздумий я понял, что ничего у меня не получится. Оставалось поговорить с другими специалистами и ювелирами. Я отнес наутилус на 47 улицу в Манхеттене и укрепился в уверенности, что не только мне это не по силам. Однако, двое из опрошенных мною назвали имя какого-то голландца, по имени то ли Хаас, то ли Гас. На другой день я разыскал его телефон и отправился в Бронкс. Это был худющий плутоватый старик, как будто ко всему безразличный. Но это  оказалось не так. Он осмотрел кубок и сказал:

-Если вы его отрихтуете, то за 20 тысяч, я вставлю наутилус. Он будет подогнан идеально, только смотрите, не повредите посадочное место и особенно – рыбацкие сети.

Share this post


Link to post
Share on other sites

-  Но это ужасно дорого,- не выдержал я. Наверное, больше половины его цены.

-За меньшую сумму я не возьмусь.

Я пожалел, что ввязался в эту историю. Нужно вернуть Оскару кубок и забыть об этом. Я попрощался и собрался уходить. Но старик и не думал меня отпускать. Он стал задавать мне вопросы. Когда он узнал моё имя, и что я делаю ножи, он стал мне показывать свои экспериментальные «обмылки», которые выглядели, как пещерные кремневые скребки. Как такой «специалист» мог подобрать и поставить хрупкий наутилус и не нарушить баланс, гармонию и аккуратность изделия, мне было непонятно. Сославшись на занятость, я попрощался опять и взял свой сверток. Тогда старик объявил мне новую цену.

- 18 тысяч, и ни цента меньше.

Я мысленно прибавил к этому свои расходы по золочению и попрощался в третий раз. Тогда старик сказал:

-А сколько же вы предполагали мне заплатить?                                                                                 

Вопрос застал меня врасплох.

- Я должен посоветоваться с владельцем этой вещицы.

- Тогда зачем вы пришли ко мне? 

-Просто я не думал, что это может стоить больше двух тысяч.

- Тогда, до свидания,- довольно грубо сказал он. И уже вслед сказал:

-Изредка мне приносят такие заказы. Приблизительно два раза в год. Я ещё не всегда берусь это делать. Я никогда не брал с заказчиков меньше 15 тысяч долларов.

Но меня уже нельзя было остановить. Тогда он крикнул мне вслед :

-В Нью-Йорке не так много людей, которые знают, как это делается. Я и мой брат.Но он недавно умер. Лучше потратить 15 тысяч и иметь готовую вещь, чем горсть металлолома за 300 долларов.

-Возможно,-ответил я, но мне его видеть больше не хотелось.

Вернувшись домой, я позвонил Оскару и рассказал все. Он успокоил меня, сказал, что придется уплатить, и он придет ко мне на следующей неделе.

В субботу я проходил мимо магазина « Astroworld», что на 34 Авеню в Манхеттене. Кажется, сейчас он закрылся, а тогда это был удивительный магазин.  На двух его этажах можно было найти массу интереснейших вещей. Там были поделочные камни, горный  хрусталь, окаменевший сель, аметистовые друзы необычных размеров, кусочки метеоритов и другая экзотика. Был небольшой ювелирный отдел с драгоценными камнями.

 

Всем этим командовал крохотный продавец, он был персоной нетрадиционной ориентации, но непомерно болтлив для этой категории людей.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

..

он был нетрадиционной ориентации, но непомерно болтлив для этой категории людей. На этот раз он меня окликнул, стоя в дверях. Я зашел в магазин. Мне ничего там не было нужно, но я увидел раковины разной конфигурации, и это явилось поводом для разговоров. Неожиданно я узнал, что цена приличного наутилуса всего 55 долларов. Через полчаса я выходил из магазина с двумя наутилусами. Зачем я их купил, я тогда еще не знал.

Следующие несколько ночей я почти не спал. Несколько раз мне снился старик-голландец из Бронкса. Он дразнил меня, то показываясь, то исчезая в дверях своего дома. Кончилось тем, что он стал обгрызать края наутилуса своими гнилыми зубами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Иллюстрации: в разрезе. Кому еще интересно))) :)

По-моему, - это совершенство

post-6685-0-05804400-1372947064.jpg

post-6685-0-88001900-1372947131.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

..он стал обгрызать края наутилуса своими гнилыми зубами. Я проснулся, достал два купленных мною наутилуса, положил перед собой на стол и задумался. 

Ведь за 300  - 400 лет существования этих шедевров раковины неоднократно ломались. А золоченная серебряная часть кубка явно неоднократно переживала хрупкие раковины. И выходит что, всегда нужно было отливать новых Левиафанов, Нептунов, драконов, ажурные рыбацкие сети, трезубцы, короны и прочую красоту?           

Значит секрет такого ремонта был открыт только избранным ? В чем была их заслуга ? Ведь старик-голландец почти ничего не умел делать из металла руками. 

Постепенно рассвело. Вдруг я вспомнил пословицу: «Утро вечера мудренее». И почти одновременно с этим меня посетила простая мысль. Почему она не пришла мне в голову раньше? Видимо, она была слишком проста, а я искал более сложные решения. С кубком ничего не нужно делать,только отрихтовать, затем нужно всего лишь подогнать к нему раковину наутилуса, а никак  не кубок . И сделать это проще простого. Надо лишь обрезать верхний край раковины и слегка вращать ее. Если обрезать верхнюю часть витка, то раковина станет немного меньше. Если обрезать еще- то еще меньше и так далее...В конце концов вы можете довести раковину до  размера, который вам нужен и позволит вам идеально вставить ее в посадочное гнездо.  Обрезая края, мы только уменьшаем объем раковины и ее величину. А уж   моллюск строит свой дом так, что геометрия его никак не меняется.

 Для подгонки надо взять наутилус побольше, и всего лишь. Если кубок отрихтован и позолочен, а недостающие детали отлиты или восстановлены, то вся работа займет  максимум два-три часа.  За что старик хотел 15 тысяч долларов? Обрезать раковину надо не спеша  и остановиться в нужный момент.  Запросить за нее такую сумму, как запросил плутоватый старик, я бы никогда не смог. Хотя есть и второе мнение. И тут я вспомнил старый анекдот. Молодой потомственный адвокат звонит своему отцу и с радостью сообщает: « То дело, которое ты не мог решить 20 лет, мне удалось решить за полтора месяца. Можешь меня поздравить». Старый адвокат ответил ему: «Дело , которое ты так славно решил за полтора месяца, кормило нашу семью 20 лет». 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оскар получил свою работу и был ужасно рад. Он был человек прямой и не совсем типичный антиквар. Он сам предложил мне довольно большую сумму за работу, но я взял у него только  четыре тысячи, поскольку мне пришлось потратить время на золочение и рихтовку .

Я был удовлетворен и горд своим открытием.  А через несколько дней пожаловал следующий заказчик, опять со старой смятой серебряной оправой. Люди решили ,что пришло время привести впорядок эти ценности.Цена оказалась подходящей-от двух до четырёх тысяч.

Нью-Йорк – город большой. Целый год я восстанавливал разные наутилусы,пока работа не пошла на убыль. Некоторые из них были оригинальными, сделанными в 16-17 столетии, но большинство все же относилось к периоду возрождения этого искусства. То есть к концу 19 столетия, что, на мой взгляд, иногда не очень снижало их художественную ценность.  

В этот год я  легко заработал довольно много. А позже из мемуаров Билла Гейтса я узнал, что самые большие деньги он зарабатывал, когда был предельно честен и действовал открыто. Я думаю, что нехотя оставил плутоватого старикашку совсем без работы. Поэтому , когда мне в руки попал золотой наутилус, это был один из немногих случаев, когда я отказался от высокой оплаты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

В конце апреля в квартире произошло очень важное событие. Неожиданно появилась дама, говорящая по-английски с акцентом, Маргарет  Вейсмюллер. Запах дорогих духов опередил ее появление. Я узнал женщину с фотографии Кармоны. Она представилась и сказала, что ее имя можно упростить – Маргот.

В руках у нее было несколько плоских коробочек, аккуратно перехваченных лентами. Мы с Бруно вышли в переднюю, там всегда стоял полумрак, и разглядеть нашу гостью было непросто.                             

-Кто из вас Бруно Шнайбе?                                                                                                               

-Я,- сказал Бруно.                                                                                                                                

- Это - вам,- и она бережно протянула ему коробочки. Бруно взял их.                                     

–Габи, помоги раздеться даме.

Маргот сказала, что получила в подарок от друзей книгу Бруно Шнайбе « Кто живет в садах и огородах Австрии» и обнаружила там особую бабочку-капустницу.                                                                                                                                               

- Таких бабочек уже нет нигде в мире,- грустно сказала она.  Она давно мечтала побывать в Нью-Йорке. А когда узнала, что автор книги живет здесь, то решилась навестить его. Мистер Оппенгейм помог ей в этом.                                                                                                                                                     

– Свежо предание…- подумал я.

                                                                     

Между тем она продолжала:                                                                                                          

- Как был прав Ламарк. Виды исчезают с молниеносной быстротой. Этот вид бабочки прожил на свете , возможно, всего несколько дней .

 И , естественно , бабочка не попала в коллекцию Маргот. А ее коллекция - одна из крупнейших коллекций среди любителей в Австрии.                                                      

-Бруно, посмотрите я подарила вам голубых махаонов. Они в коробке. Откройте.                                                                                                                                              

Бруно, нехотя открыл коробку. Все это время мы с Габи смотрели на Маргот, как зачарованные. Конечно, мы так и не увидели голубого махаона. Кого мог заинтересовать махаон, если вы оказались рядом с таким чудом. Бруно один оставался безразличным. Он сказал:                                                                                             

-Такие бабочки-капустницы когда-то продавались в Зальцбурге, а теперь их можно заказать в Вене на Румпельгассе, в магазине Августа Мойста. Там же можно купить любых махаонов, по 18 евро за планшет.

Потом Бруно повернулся на каблуках и ушел, больше не проявив никакого интереса ни к Маргот, ни к бабочкам. Мне стало очень неловко за Бруно, и я сказал Габи, чтобы она приготовила чай.                                                                                        

-Вы простите меня, Маргот, Бруно сегодня нездоров ему сделали прививку от гриппа. Знаете, каждый переносит это по-разному.                                               

-Да-да, я в прошлом году пролежала неделю ничком. У меня был огромный абсцесс на том месте, на котором сидят, - и она с явным удовольствием принялась рассказывать о болезнях, которыми она обладала. Она произнесла  английское слово «possess »- обладать. Это слово здесь не случайно, потому что просто перенести эту болезнь она не могла, она хотела ею . обладать. Она упоминула такую экзотическую болезнь, как аллопеция.                                                                                                                                           

-Ведь то, что вы видите - это парик,- говорила она.- Есть и псориаз, просто он сейчас еще не вернулся.  Я была на Мертвом море и неплохо подлечилась, и кроме того я втирала формулу известного доктора Шифа, единственное, что помогает от псориаза.                                                              

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Коленный сустав она заменила давно. Был у нее и грибок между пальцами

ног, и запах изо рта – это от избытка кетона, а не от плохих зубов.                                

-Вот видите этот палец на правой руке?- она показала расплющенный до невероятной ширины указательный палец. Вы думаете это врожденный дефект? Нет, когда мне было три года, я положила этот палец на край унитаза, а бабушка опустила крышку и села. В слуховом аппарате у нее  ослабла батарейка, и я кричала 10 минут.

Я слыхал, что на свете есть чудаки и чудачки, которые любят поражать воображение окружающих такими рассказами, но никогда их не видел, а теперь пришлось. Мне почему-то вспомнилось высказывание Чехова, что в человеке все должно быть прекрасно. Маргот поблагодарила за чай, и сказала, что непременно придет, когда Бруно будет чувствовать себя лучше. Мне очень не хватало ее  весь остаток вечера.

Итак, хитрость Оппенгейма была разгадана. Маргот и есть та самая женщина, для которой все было затеяно. Сейчас, когда все это стало очевидным, я был абсолютно спокоен. Как отца, я Оппенгейма понимал - крепка и слепа родительская любовь ! А ведь при дворе какого-нибудь монарха-извращенца в средние века уделом Маргот было бы плавать в гигантской банке со спиртом или формалином, как плавали обитатели комнаты Бруно, и таким образом развлекать августейших особ.                                

Но Бруно отнесся к ней  почти  безразлично. Для него она была женщина, ну, просто, может быть, не очень красивая, и это- все. Между тем, у Маргот не было никаких  комплексов. Она сумела подружиться с Бруно, и она стала приходить к нам. Постепенно он стал с ней беседовать о насекомых, бабочках, жучках. Мне казалось, что он чувствовал свою печальную схожесть с ней. Но мечтал он только об Амелии. Наверное, мысленно он поднимал только ее.                                                                                                                                     

А, между тем, Оппенгейм никуда не спешил. Я делал вид, что его родство с Маргот меня не касается. Но и он не торопился быть со мной откровенным. Кармона тоже пока больше не появлялся.  

 

В гигантском мире потребителей существует масса уловок, с которыми Бруно был незнаком. Человеческое общество  придумало разные методики сбыта товаров. Одна из популярнейших методик  это - бесчисленные баночки, глянцевые, раскрашенные, аккуратно сработанные, они под час стоят больше их содержимого. Например, варенье из какой-нибудь шелухи с сахаром упаковывается в прекрасный контейнер, крышка сверху  дополнительно оборачивается лоскутом пестрой тряпицы и обвязывается обыкновенным куском веревки, простой веревки, и поэтому в глазах потребителя приобретает какую-то особую ценность, это потому, что выглядит, как в далеком детстве - у бабушки.                                                                       

Для надувания потребителей используется каждый стереотип, и даже любой его алгоритм. Но не все потребители такие уж простые, потому была применена другая методика. Потребитель получил комплимент «sophisticate buyer»- умудренный покупатель. Это старушка с маленькой пенсией и большими ножницами в руках. Ими она вырезает из газет и журналов всевозможные купоны, талоны и прочую ерунду.            

Share this post


Link to post
Share on other sites

Иллюстрации: в разрезе. Кому еще интересно))) :)

По-моему, - это совершенство

Интересные раковины. Сам зверь :) живет в большом отсеке, а спираль использует как поплавок, если надо всплыть. Непонятно зачем ему всплывать?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

Эти премудрости Бруно не понимал, и знать не хотел, но, как ни странно, от этого не страдал. Его глупость была весьма рациональна. Когда где-нибудь в Нью-Йорке к нему подходил какой-нибудь субъект и приглушенным голосом предлагал ему «Ролекс» за 50 долларов, украденный в спортзале, в раздевалке, потому что его всего ломает, и надо как-нибудь поскорее наткнуться на иглу, Бруно даже не дослушивал его оригинальную версию до конца. Он делал свирепое лицо и проходил мимо. А почему бы и нет? Ведь его без надобности побеспокоили. Один французский философ утверждал, что иногда маленькая грубость может предупредить большой обман. Наверное, он был прав. Потому что ,если эрудированный покупатель выслушает продавца часов до конца, он может оказаться счастливым обладателем «Ролекса» за 50 долларов, который на Канал-стрит стоит 10, да его еще и покупать никто не хочет. Бруно и здесь оказывался неуязвим. Многие утверждают, что все болезни от нервов. Нервная система Бруно работала раньше, как швейцарские часы, например, он засыпал, как только

падал на задницу. Мне казалось раньше, что , если Бруно случайно упадет после 9 часов вечера, то непременно встанет только после 9 утра. Но теперь все было не так.

Однажды в библиотеке я допоздна копировал старинные схемы работы шаровых соединений Джероламо Кардано*, великого итальянского механика, изобретателя карданного вала, и закончил в 12.30 ночи. Я решил прилечь на диван до утра, но очень скоро меня разбудил Бруно. Я сказал ему несколько неформальных слов, которые принято говорить в таких случаях, а потом спросил:                                                                                                                                                  -Что тебе нужно от меня ?                                                                                                            

-Снегоед, как ты думаешь, когда я получу наследство и отдам все деньги Амелии, тогда она согласится уехать со мной в Зальцбург, в сад Алоиза. Мы поселимся там, прямо в саду, в палатке.                                                                                     

-Мысль неплохая,- сказал я.

Шарлатаны существовали всегда, не только сейчас. В древности, среди прочих лекарств, они продавали лекарство от любви. Поешь такую формулу от какого-нибудь доктора, и на другой день- ты здоров. А горячо любимый тобой человек в недоумении:  вчера вроде бы ты его любил, а сегодня - прошел мимо и даже не поздоровался. На самом деле все не так. Если уж не повезло, то изволь- получи по полной программе, как говорил глава одного государства. И не думай, что это пройдет за неделю- это не насморк. Но у людей всегда не хватает терпения, им подавай сегодня. Не выйдет. Потому что, кроме времени ни одна формула вас не вылечит. Не зря говорят ученые, изучающие деятельность мозга, удовольствие «рая» измеряются  «единицами ада». За все надо платить. Но одно средство от любви все-таки есть. Его когда-то описал Шекспир. Оно не всегда работает мгновенно, но… Мне надо было как-то лечить Бруно. И я решил начать лечение прямо сейчас ночью.

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим :

Я не пытался превзойти верного Яго, уж слишком этот персонаж был негативным. Но кое-какие справедливые опасения я все-таки в душу Бруно заронил. 

Должен же кто-то защитить интересы Бруно. Если бы я сказал Бруно строго:                                                                                                                                           

-Бруно, с завтрашнего дня ты больше не встречаешься с Амелией, то у него возник бы дух противоречия, и моя инициатива сошла бы на нет.

Но я решил применить волшебную силу искусства проповеди и литературы, которая тоже вышла из проповеди, и Бруно очень крепко задумался.

Однако, у Оппенгейма  было свое видение будущего Бруно. Как раз когда первые семена, посеянные мной, стали давать едва заметные всходы, Оппенгейм сказал:                                                                                                                  

-Если Бруно не нравится Маргот, то пусть это будет Амелия. А если Бруно потом передумает, то пусть это будет опять Маргот. Пока еще время есть. Но пусть это будет!!

Он, Оппенгейм, любит их обеих одинаково. Это  говорило о том, что Маргот не имела к нему никакого отношения, а также говорило о его принципиальной позиции, и обличало Кармону, как клеветника. Мне стало стыдно, что я так глупо увлекся своей версией и был неправ по отношению к Оппенгейму. Да, бывают и адвокаты, преданные своему делу. Наверное, Оппенгейм просто ненавидел институт опекунства  какой-то профессиональной ненавистью. Кое-что из происходящего лежало за пределами моего понимания, и я сам с долей некоторого злорадства позвонил капитану Кармоне и рассказал все, что стало известно. Наверное, Кармона мысленно развел руками, а сказал он вот что:                                                                                                         

-Да, похоже, что адвокату все равно, кто будет спутницей жизни Бруно, и потом это было одно из наших предположений. Теперь все будет решать закон. Если суд назначит опекунов, значит, так тому и быть. Если нет- значит Амелия выйдет замуж за богатого человека. Мало ли на свете есть семей, где супруга руководит всем, а супруг только играет в гольф с импотентами.

Дальше партию решил продолжать сам Оппенгейм. Он, похоже, торжествовал. Он сам привозил от Амелии одежду для Бруно, он ездил на Лонг  Айленд, беседовал с Амелией и, наконец, она согласилась сделать Бруно счастливым. Бруно стал посещать Лонг  Айленд чаще, чем раньше и стал задавать мне меньше глупых вопросов. Хотя семена моей проповеди и дали всходы, но одна из стрел,  посланных Амуром все-таки застряла в теле Бруно очень глубоко, и извлечь ее не представлялось возможным, потому что она угодила прямо в его гениталии. Это ранение не смертельно, поэтому свадьба все же была назначена на начало 2009 года, предположительно, на первую неделю января.

На помолвке я не присутствовал, т.к. она совпала с выставкой оружия в Саратоге, что в 180 милях от Нью-Йорка.

Это - чудесный городок, где летом проходят лошадиные бега, и на улице можно встретить всех кинозвезд. Не только тех, у кого есть скаковые лошади, но и тех, кто знает о лошади только то, что она ест сено и спит в конюшне. Но эти звезды панически боятся пропустить такое важное мероприятие, как бега, потому что владельцы дорогих скаковых лошадей - это самые знаменитые актеры, а кому не хочется, чтобы их видели в такой компании.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

Один раз вечером, когда я уже собирался выезжать к себе домой, я столкнулся в прихожей с Маргот. Она, как всегда, была в очках с затемненными стеклами- так дневной свет раздражал ее меньше.                                   

Вообще-то она была очень положительным человеком, абсолютно беззлобная, готовая выслушать любого и принять в нем участие. Ее сопереживание иногда доходило до абсурда. Если Габи говорила, что швейцар не подержал ей дверь сегодня, а она несла покупки, то Маргот готова была идти и ругать швейцара. Если я говорил, что не мог найти место для парковки машины, она ненавидела за это полицейских. Ее

благожелательности не было предела. 

Благожелательность и гостеприимство редко живут в храмах, чаще - в избушках. Но такова была чудачка Маргот.

На этот раз она появилась с двумя чемоданами. Она съехала из отеля, потому что ей подняли оплату. Горничная выбросила куда-то предупреждение об этом, а Маргот пришла поздно, и сегодня она не сможет переехать в другой отель. Кто может платить 250 долларов в день? Завтра она поедет в Бруклинский Мариотт, и прекрасно устроится за 125. Тогда можно будет пробыть в Нью-Йорке  подольше. Но это будет завтра, а сегодня уже поздно, и она решила оставить чемоданы у нас.                                       

- А где вы будете ночевать сегодня?- спросил я.                                                                          

-Не знаю.                                                                                                                                              

-Не вздумайте никуда уходить,- сказал я, и в это время зазвонил телефон. Звонил, судя по голосу, очень пожилой господин. Он просил к телефону Сильвию Гриффин и говорил, что, если она не наведет порядок в квартире покойного доктора Вайса, то он его наведет с помощью полиции.                               

-А позвольте узнать, в чем дело ?

 Оказалось, что этот сумасшедший карнавал из Мехико- Сити переместился сейчас в Манхеттен, в квартиру покойного доктора Вайса. А звонящий господин живет по соседству- в следующем доме, но жизнь у него от этого не легче. Я повторил:                                                                                                                                    

-Маргот, никуда не уходите. Я сейчас вернусь, и мы все решим,- и ушел.

Идти мне всего было 15-20 минут. На первом этаже дома был офис доктора Вайса, который соединялся с его квартирой. Те, кому это было необходимо, попадали в квартиру через медицинский офис. Покойная Сильвия снимала небольшое помещение в офисе, поскольку аптека, принадлежавшая ей, была за углом на Мадисон авеню, и ей было удобно хранить часть товаров в офисе доктора Вайса. А Габи убирала и офис и квартиру доктора Вайса.

Я позвонил в квартиру доктора . Звонил я долго и настойчиво.

Новые хозяева квартиры слушали свою зверскую музыку, меня, конечно, не ждали, все были пьяны, агрессивны и возбуждены. Было понятно, что они проникают  в квартиру через офис. Я поднялся на второй этаж. Их было человек двадцать.  Они жили в каждой кладовке, и наверное считали, что количество жильцов в такой большой квартире можно спокойно удвоить.

Я подумал, что поскольку спален пять, а их человек 20, то если кровати в этих спальнях были "кинг-сайз"– королевского размера- самые широкие кровати в Америке, то при своем росте мексиканцы, видимо,  помещались по 4 человека поперек кровати. В этом районе Нью-Йорка было много хорошо оплачиваемой   работы для латиноамериканцев, а дешевого жилья в Манхеттене почти нет.

 

В наше время снять хорошую квартиру из двух спален на Музейной Миле без десяти тысяч долларов в месяц немыслимо, а ключи от офиса и от квартиры доктора Вайса, естественно, были у Габи.

Так или иначе, то, что я увидел, было хорошо налаженным бизнесом. Мне было понятно, что жильцы не покинут квартиру сейчас же и без проблем. Наверное, Габи взяла с них немалые деньги. Тут нужна была тактика . Нужно вызвать полицию, а потом обязательно присутствовать при съезде жильцов.

 

Права хозяев в демократическом Нью-Йорке обычно никак не охраняются. Прежде всего это касается Бруклина, Квинса и Бронкса. Неплательщики и сквотеры живут без оплаты, иногда годами. Причина этого явления проста. Они, несмотря на паразитический образ жизни, являются электоратом, и популярность выбранных судей зависит от них, а не от тех, кто трудится и владеет этими квартирами. Их намного меньше. Поэтому гуманность судей на стороне паразитов, и судьи не спешат принимать необходимое постановление о выселении различных приживалок и просто проходимцев. А  "имя им - легион".

Для Нью-Йорка очень характерно, что здесь неплательщики выбирают обычно самые удобные и дорогие районы. Как правило, при выселении оказывается, что у всех у них есть альтернативное жилье, просто оно не такое удобное или не такое престижное, и за него надо ,хоть немного, но все же ,платить.

Но в этом случае все было не так. Здесь были пьяные агрессивные нелегалы, многие- вообще без документов, те, кого иногда называют «wet blanket” или “ wet back”- “мокрое одеяло» или «мокрая спина».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжим:

...“мокрое одеяло» или «мокрая спина». Не подумайте, что спина была мокра от работы, просто раньше мексиканцы попадали в Америку через реку Рио Гранде, где их встречали американские пограничники, по мокрой спине определяли, когда те попали

в Америку и решали, кому из них плыть назад, а кому оставаться. Другое дело- сейчас.

Комментарии к этому вопросу будут политически некорректными, т.к. по Америке сейчас тоже бродит «призрак коммунизма».

Так вот, в квартире покойного доктора Вайса жили нелегалы без контрактов, без документов, естественно,  снявшие это жилье не у хозяина, а у уборщицы Габи, которая с сонным, каменным лицом пришла через пять минут после меня и уже начала молится, что означало, что она сейчас будет врать или уже где-то наврала.  Почти все дома в этом районе – landmark и охранятся государством. В прошлом в каждом из таких небольших домов жил кто-нибудь  из Вандербильдов, Асторов или Рокфеллеров, поэтому полиция приехала быстро. Испуганная Габи рассчиталась с жильцами и они, прихватив чемоданы, уехали в Бруклин. Там жилье будет дешевле, но на работу будет ехать дальше, а, следовательно, пьянствовать будет некогда, « и в этом есть польза»,- сказал бы император Петр Первый.  Меня могут упрекнуть в предвзятом отношении к мексиканцам, но в 1983 я на машине пересек Мексику от Ларедо до Гвадалахары...

 

 

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue.